Екатерина Вайсер
Woomen`s business
Womenaround
Екатерина Вайсер

 

Добрый день, с вами Анна Кульп и наше женское дело. Дорогие мои, сегодня мы сможем заглянуть по ту сторону радиоэфира. У нас в гостях, несравненная радио-ведущая, чей голос мы слышим уже более 15-ти лет — Екатерина Вайсер. Екатерина поведала нам свою историю, свой карьерный путь. Мы поговорили о том, какое влияние можно оказывать на слушателей через эфир, а также затронули тему, как публичная жизнь может касаться  личной. Екатерина является отличным примером тех женщин, которые успевают всё: от работы на радиостанции, ведением блогов в соцсетях до поддержания уюта в доме, и при этом испытывать от этого настоящее счастье. Наша героиня искренне поделится с нами своими секретами и переживаниями. Давайте знакомиться.

Катя, добрый день. Очень рада тебя приветствовать у нас, и, пожалуйста, расскажи, кто ты, чем ты занимаешься.

фото Екатерина ВайсерДень добрый взаимно! Мне тоже очень приятно находиться здесь в гостях. Здесь много света, очень уютно, я тут в первый раз. Чувствуется деловая атмосфера. Я по профессии журналист, работаю на радио уже 16 лет. Когда я произношу эту цифру вслух, мне становится не по себе, потому что по ощущениям это не более 8-10 лет. Когда оглядываешься назад, кажется невероятным, что прошло столько времени.

Помню, когда я только пришла, и кто-то из коллег отмечал, например, 15-20 лет работы на радио, я думала: «Боже мой!». В контексте сегодняшнего дня эта цифра особенно нереальна, потому что это в советское время считалось почетным, когда человек на одной должности работал по 40-50 лет, строил карьеру в каком-то учреждении, а сейчас времена другие – обучение длиной в жизнь, наоборот, приветствуется, когда люди пробуют что-то новое каждые несколько лет. Наверное, в каком-то смысле эта работа – мое призвание. Помню, когда я была маленькой, я играла в радио, записывала какие-то радиопередачи. Вообще я не верю в судьбу (разве что чуть-чуть), но все-таки какие-то вещи нам предназначены свыше. В общем, случайно или нет, но так сложилась судьба.

Моя работа мне очень нравится, хотя хотелось заниматься и еще чем-либо – всегда нужно пробовать что-то новое, потому как можно всю жизнь не учиться официально, но работать с новым, это расширяет кругозор, обогащает твою жизнь и т. д. Я всегда, что называется, за «движуху», за новые проекты, вызовы, тем самым ты знакомишься с новыми людьми, открываешь мир и т. д. Вторая моя не совсем официальная профессия – это косметик, притом у меня есть диплом. Несколько лет назад я настолько увлеклась косметологией, что пошла, выучилась и получила диплом, причем несколько лет параллельно с работой на радио даже делала косметологические процедуры в салоне красоты. Сейчас я закончила с этим, поняла, что мне это по плечу, что это тоже одна из моих частей, что это действительно интересная профессия, женственная, кардинально отличающаяся от работы на радио.

Сейчас у меня есть маленькое хобби (или, как модно говорить, «проект») – это т. н. «Коробочки красоты». Их у нас в Таллине (да и в Эстонии) мало кто делает, на регулярной основе это буквально несколько человек. Поскольку я страстный приверженец красоты, то решила предложить бывшим моим клиентам – девушкам и женщинам – наборы средств по уходу за лицом, за собой. Наверное, это основное. Еще я, конечно же, мама. Это тоже полноценная работа, можно сказать. Все это я пытаюсь совмещать.

Давай пошагово все разберем. Вернемся на 16 лет назад. Как ты попала на радио?

С улицы. В прямом смысле слова. Я закончила факультет журналистики и совершенно не знала, чем заниматься, поскольку журналистика никогда не была профессией моей мечты. В моей картине мира журналист – человек с микрофоном, который постоянно пристает к другим людям, что-то у них выпытывает. Но мои родители были уверены, что журналистика – это то, что у меня обязательно получится. Может, потому что я очень хорошо писала сочинения, все детство сочиняла какие-то сказки, рассказы. В общем, после университета я раздумывала, чем заняться, пока не попала в «Актуальную камеру» на русском языке. Я туда пришла, мне там попробовать себя в тележурналистике посоветовал, кажется, кто-то из знакомых. Я честно отработала там репортером полгода, поняла, что это совершенно не мое. Это был жуткий стресс, потому что, наверное, я была еще слишком зелененькой и мало разбиралась в политике, в социальных институтах. Вообще не представляла, как это все работает. И каждый день нужно было ехать на новое задание, причем никого не интересовало, нравится ли тебе эта тема или нет.

В один из дней такой работы я могла ехать на электростанцию или в Министерство экономики, чтобы узнать, как и почему растут цены на электричество. В другой день я уже делала сюжет про выставку в художественном музее, в третий меня отправляли куда-то на границу.

То есть приходилось бегать с микрофоном и приставать к людям.

Точно. И еще на эстонском языке, которым на тот момент я владела гораздо хуже, нежели сейчас. И вот этот стресс и, наверное, ощущение того, что это не совсем мое, подтолкнуло к тому, что в один день я подошла к главному редактору и сказала, что, мол, все, я больше не могу, не хочу и ухожу.

Она, конечно, была удивлена, немного пыталась меня отговорить. Но ничего не вышло, поскольку из-за работы у меня уже началась бессонница, было действительно тяжело – наверное, просто это действительно не моя профессия. Я отдыхала месяца два, думала, чем же мне заняться, пока не вспомнила слова одного из коллег –, по-моему, это был Владимир Барсегян. Он как-то заметил, что у меня хороший, приятный голос, который вполне подошел бы для работы на радио. Плюс еще в младших классах школы я что-то делала для школьного радио под надзором учителей. Одним словом, то, что у меня голос подходящий, говорили не раз. Я посмотрела-посмотрела и отыскала адрес офиса Raadio 4, главный офис – ну ладно, мол, пойду туда. В один прекрасный день я просто зашла в это здание, поднялась на лифте на 9-й этаж. Директора радио на тот момент не было на месте, но были ее заместитель и секретарь, которые со мной побеседовали, выслушали меня, предложили чашку кофе, и все, я ушла. И уже потом – Господи, как давно это было! – мне позвонили, попросили походить, что-либо поделать.

И вот я ходила целый месяц, что-то делала, к кому-то, по-моему, пришлось даже с микрофоном поприставать – этот месяц я просто наблюдала, как и что на радио делается, а потом мне предложили прочитать первый выпуск новостей, то есть я вышла уже в эфир.

Расскажи про первый эфир.

Запись первого эфира у меня даже где-то сохранена в недрах компьютера. Сейчас это слушать невозможно, потому что просто стыдно.

А что там стыдного?

Потому что это очень странный голос, совершенно неуверенный – не такой, какой у меня сейчас и в эфире, и в жизни, а какой-то очень робкий-робкий.

Страшно было?

Наверное, мне было страшно, но я хорошо прочитала выпуск; кажется, допустила лишь одну ошибку – запнулась или оговорку сделала. Я помню, что меня потом все хвалили, подбадривали. Вот так моя карьера началась с новостей. Я стала диктором, читала новости, пока еще через месяц ко мне кто-то из старших коллег не подошел и не сказал: «Слушай, а, может, ты сможешь сделать сюжет или передачу?». Так пошли следующие шаги. Через несколько лет это уже были новостной блок и дневная редакция. Так и по сей день на Raadio 4 есть новости и дневной эфир, скажем так.

В чем для тебя состояла разница между телевидением и радио? Почему телевидение тебе не приглянулось?

Хороший вопрос, потому что я как раз вспомнила одну из причин, по которой я ушла с телевидения – рабочий день был слишком разношерстным, я никогда не знала, куда поеду завтра. Я вынуждена была делать сюжеты на те темы, которые мне не очень нравились или были вовсе вовсе не интересны. Второй момент. Получалось так, что ты тратишь целый день на сюжет. Нередко записываешь три интервью, причем в разных частях города, иногда и в другом городе. Потом садишься, пишешь текст, монтируешь. И от всего этого по правилам эфира должно было оставаться не более полутора минут. То есть если речь шла о двух минутах, это должен был быть очень важный сюжет – взрыв где-либо или какая-то яркая насущная реформа. А так полторы минуты. Мне, честное слово, было жалко свой труд. Мне кажется, даже статью в газете как-то в этом плане попроще писать, потому что она может быть больше по размеру. Здесь же эти полторы минуты пролетают очень быстро – кто-то увидел, кто-то нет. Я даже не думала про рейтинг, мне было жаль своих усилий – хочется рассказать побольше, но времени лишь полторы минуты.

На радио было иначе. Сначала я читала новости, а потом, когда уже стала делать сюжеты, их длина была 3-5 минут, это все-таки большая разница. Пожалуй, именно это и было самой важной причиной. И по сегодняшний день для меня отличие радио от телевидения в том, что первое предлагает более широкие возможности – для меня как для журналиста. Это больше гибкости, больше свободы, возможность выражать свое мнение. Я человек позитивный. И поскольку у нас в Эстонии люди далеко не все оптимисты – они больше сдержанные и суровые – мне хочется делиться этим позитивом. А формат «Актуальной камеры» или новостей этого не предполагает. Поэтому у радиоведущего в этом смысле больше возможностей.

Подскажи, тебя по голосу узнают?

Было несколько ситуаций. Это, как правило, таксисты или какой-либо обслуживающий персонал, с которым ты вступаешь в разговор. И если начинаешь говорить эмоционально или употребляешь знакомые для постоянного слушателя фразы, то да, узнают.

А что они говорят? «А я вас знаю!»?

Бывало, что пару раз спрашивали: «А вы случайно не на радио работаете?». – «А как вы догадались?» — «А я вас по голосу узнала». Чаще всего происходит именно так.

Катя, ты себя ощущаешь представителем СМИ? Ведь Raadio 4 – это, можно сказать, все-таки голос.

И да, и нет. С одной стороны, если задуматься с официальной точки зрения, то получается, что на тебе лежит миссия какой-то ответственности. И это действительно так, ты являешься проводником информации, все это верно. С другой стороны, я обычный человек. Моя задача, как говорила наша ныне покойная начальница, царство ей небесное, главный редактор Мари Вельмет, радио – это не просто информация о погоде, о том, что происходит у нас в парламенте. Наша задача – дать человеку понять, что мы находимся здесь, рядом, точно так же, как и вы, живем в этом городе, в этой стране, ходим по тем же улицам, в те же магазины, и рассказываем о том, что происходит. То есть у человека должно быть ощущение, будто он в курсе того, что творится в соседнем углу. Человек включает утром радио и там kodutunne, чтобы возникало чувство дома, защищенности. Мне кажется, это главное в нашей задаче.

Ты чувствуешь, что сама можешь на это влиять?

В каком-то смысле да. Если это происходит в тех сферах и областях, о которых ты рассказываешь, что очень важно лично для тебя, или о том, в чем ты хорошо разбираешься – тогда да, безусловно. И бывали ситуации, когда ты узнаешь (быть может, даже задним числом) от людей, мол, а вот по радио говорили, а еще сообщали то да се, а потом эти люди задают вопрос мне: «Катя, а ты слышала об этом?», а я в ответ, мол, нет-нет, не слышала. Я ведь действительно не слушаю радио каждый час и не могу следить за всем эфиром.

Кстати, вопрос – слушают ли радио работники радио, и, если слушают, то какое?

У нас на радио это тоже предмет для шуток. Когда мы собираемся на какое-то собрание, то, если все ответят честно на этот вопрос, выяснится, что большинство, конечно, не слушает Raadio 4 в течение всего дня. Сотрудники слушают, как правило, радиостанции, где нет никаких голосов ведущих, вроде «Ретро FM» или что-то такое. Но те, кто работает в эфире и несут вахту, как правило, постоянно слушают утренние передачи, ну и немножко дневных тоже. То есть утренний и дневной новостные блоки ведущие держат под прицелом. Еще в редакции постоянно идет борьба – кто-то категорически просит выключить радио, которое работает фоном, кто-то, напротив, требует хоть какой-то радиофон включить.

Кстати, вот еще одно отличие радио от телевидения, которому я первые годы не придавала значения – на радио ты всегда остаешься в приватной атмосфере – идешь по улице и тебя не узнают. Для меня частная жизнь очень важна. Если же ты работаешь на телевидении, то, скорее всего, рано или поздно ты появишься на экране, и в нашей маленькой стране тебя станут узнавать в лицо. В этом нет, разумеется, ничего страшного, однако это накладывает другие обязательства. Светить лицом мне бы не очень хотелось.

Какого рода обязательства? Наносить макияж, когда даже идешь в кино? Я, например, именно с этим и столкнулась, когда на меня в кино стали показывать и шептаться: «Вон, вон…». А я-то в тот момент была с гулькой, не накрашена, с семьей пришла в кино. Еще тащу этот попкорн. Хотя я всем говорю, что за здоровый образ жизни, приходится тащить попкорн, и слушать «Вон она, вон, вон…». Вот с того момента мне уже непонятно – то ли кино перестать смотреть, то ли макияж всегда наносить.

Макияж, кстати, тоже важен, я сразу не подумала. Но для меня даже не это важнее, а то, чтобы меня просто не узнавали на улицах. С одной стороны, это вроде как приятно – по нашим местным меркам ты звезда, с другой же стороны хочется спокойно ходить в магазин, чтобы никто на тебя не показывал пальцем. Но, наверное, к этому привыкаешь. Если бы я постепенно, органично влилась на телевидение, я не обращала бы на это внимание. Но поскольку так сложилась, что я уже много лет на радио, мне не хочется терять свою приватность.

Скажи, твое влияние на слушателей – это ноша или подарок?

Лично для меня это подарок. Как человек позитивный, находящий во всем сначала положительное зерно, когда я рассказываю какую-то новость, просто читаю текст в эфире или пытаюсь сделать созданный мной сюжет настолько позитивным, чтобы человек нашел для себя в этом что-то положительное, полезное. Быть может, эта информация ему никогда не пригодится, но важно, чтобы он посмотрел на освещаемый предмет именно с положительной точки зрения. В этом плане я свои возможности использую, конечно, по максимуму. Даже если это негативная новость – скажем, цены выросли в два раза или случилась жуткая авария (любой негатив), я постараюсь найти хоть что-то, любой миллиграмм, чтобы повернуть новость в позитивное русло. В этом плане я таким влиянием, конечно, пользуюсь.

У тебя бывает плохое настроение?

Бывает, но я уже, видимо, научилась с ним быстро справляться. Бывают ситуации, когда ты грузишься и не можешь найти ответы на какие-то вечные или риторические вопросы – например, зачем мы вообще живем на Земле и т. п.

Я сейчас попытаюсь привести в пример вот такую ситуацию – приходишь на работу, тебе в эфир выходить, а вот не хочется работать и все тут. Бывают такие дни? Как борешься?

Пью кофе. Я кофе обожаю, это мое топливо, как я шучу. Когда выходишь в эфир, я даже не могу представить, что такое ужасное должно случиться, чтобы ты вот прямо не мог говорить. В такой ситуации я бы, наверное, и в эфир не пошла, это, наверное, что-то, видимо, действительно из ряда вон выходящее. Твой дом, скажем, ураганом снесло или что-то в этом роде. А все остальное – вот честно – можно пережить. Наверное, самое неприятное, когда непосредственно у тебя накануне эфира с друзьями или близкими вышла ссора. Или осталась какая-то неразрешенная проблема, конфликт. Ты запросто можешь настроиться на хорошую волну, но в голове эта неприятность будет свербить еще долго, потому что эта проблема или разговор не разрешены, не завершились. То есть пока ты не разберешься с этим, оно так и будет сидеть. Очень неудачно, когда это сидит в тебе во время эфира, поскольку оно наводит фоновые мысли. А так абсолютно все можно сделать своими руками, настроить себя.

Быть может, сейчас кто-то это слушает или читает, думает: «Да-да, ля-ля-ля, все это уже 100 раз говорилось, позитивное мышление и прочая ересь, выпишите плюсы, одни голые слова». На самом деле такие люди неправы. Как говорят специалисты-психологи, любая привычка вырабатывается в течение 21 дня. Поэтому, можно себе завести привычку – и отслеживать ее хотя бы на бумаге или в гаджете. И каждый день в течение месяца, например, акцентировать внимание только на каких-то положительных сторонах. И в какой-то момент ты ощущаешь, что тебе не надо напрягаться из-за нового дела, это происходит автоматически. Об этом написано миллион книг, техник существует множество. И все. В итоге тумблер переключается на позитив.

Расскажи про свою технику. Как ты переключаешь свой тумблер? Вот просыпаешься утром, дальше что? Погода – эстонская. То есть холодно. С неба что-нибудь падает на голову. Пока собираешься, кофе может остыть. В общем, надо сделать 33 дела, и все с утра идет не так. Ты пришла на работу, тебе надо включить тумблер. Что ты будешь делать?

Если это совсем плохой день – скажем, ребенок разломал или испачкал полквартиры, то, прежде всего, надо успокоиться. Ты просто не выходишь из дома при параде, ты выскакиваешь из дома пулей. За твоей спиной остается просто потоп, но тебе нужно на работу. В такие моменты да, бывает, что все очень раздражает, бесит. Эмоции через край. Но мое личное средство №1 – это музыка. Наушники для телефона я не использую (в отличие от многих), некогда их настраивать. Как правило, садишься в машину, поэтому музыку слушаю именно там. В основном, это флешка с песнями, которые я когда-то составила. Но стараюсь их менять почаще, конечно же.  И проходит буквально 2-3 песни, и я уже подпеваю.

То есть существует какая-то музыка, которая тебя настраивает на позитивный лад?

Не то чтобы «какая-то», а просто те песни, которые мне на данный период времени нравятся, или, скажем, старые песни.

Что ты сейчас слушаешь?

Обычно это микс. Это не один стиль или направление – это может быть и современная попса, и дискотека (например, хиты 90-х), и задушевные песни. Все, что угодно. Кроме тяжелого рока, металла я слушаю, пожалуй, все. Это просто подборка моих хитов. Очень много соула, эстонских песен. Русскую музыку, кстати, мало слушаю. Хотя песня «Фантазеры» группы «Дискотека Авария» — это открытие последних дней. Я в шоке. Это переделка старого хита, забыла имя советского певца, забыла имя… Владислав Яковлев, по-моему?

Да, они его перепели?

Да, я просто чуть из окна не выпала, когда услышала. Пока она мне еще не надоела. Короче, первое – это музыка. Второе – это какие-то любимые вещи. Многие же знают, что по жизни надо заниматься тем, что тебе нравится. В моем случае это еще и макияж – это настоящая терапия, пользу приносят даже 5 минут по утрам, которые ты себе в этом хаосе уделяешь, когда он иногда случается.

Когда ребенок крушит квартиру…

Да. Безусловно, с одним ненакрашенным глазом не уйдешь на работу. Либо надо раньше вставать. Но то, что возвращает тебя обратно – это какой-либо любимый продукт. В моем случае это кофе. У кого-то это может быть конфеты или пирожное, может, все это вместе. То есть надо выпить или съесть что-то вкусненькое. Опять-таки, это с утра, когда за окном эстонская погода. Конечно, если успеваешь, можно надеть и красивую одежду. Рубашку перед этим погладить или еще что-то. В принципе, этого уже достаточно, чтобы прийти в свое привычное состояние. Если и это не помогает, то тогда, наверное, нужно взять паузу в 2-3 минуты. Спокойно сесть – неважно, где – в машине, на работе. Просто спокойно посидеть немножко, успокоиться. И постараться понять, что тебя вывело из себя. Это может быть объективный фактор – скажем, собака порвала колготки или муж кофе пролил, неважно. Или же это что-то более глубокое. Постараться осознать проблему, по сути. Вообще такое упражнение желательно делать трижды в день, но в суматохе забываешь делать такие паузы. И надо спрашивать себя: «А чего я сейчас хочу?». Может, захочется погулять, может, воды попить, в окно посмотреть. Когда делаешь такие маленькие остановки…

Я прямо сейчас хочу погулять, попить воды, посмотреть в окно. Но надо работать.

Да, надо работать. В любой работе надо делать паузу, поэтому вот такой вот рецепт. Я им пользуюсь, причем это относится к вещам, которые я не делаю специально, скорее, это происходит уже машинально, по большей части. Повторюсь – когда ты привыкаешь видеть в каждой проблеме, ситуации – да и вообще во всем, что происходит – только хорошее, то у тебя взгляд на мир переворачивается. Происходит это плавно; если ты гнешь свою линию, этот процесс бесповоротен. Пути назад не будет, ты уже никогда не сможешь ныть, смотреть через черный фильтр на мир.

Ты научилась этому – изменять свое сознание? Или ты такой была с детства, родилась такой?

Хороший вопрос. Насколько помню, я до 20 лет была пессимистом – или, как я говорила, реалистом. Скорее, взгляд на мир больше был мрачным. На один из Новых годов мама мне подарила книгу. Как сейчас помню, это была книга Натальи Правдиной – она, по-моему, писательница, психолог, точно сейчас не помню. Я ее не восприняла ее всерьез тогда. Но формат книги был просто гениальным. Наталья является автором многочисленных книг, публикаций. Я книгу особо даже не читала, но она все равно перевернула мой мир. Я поняла это уже позже. Формат книги был таким – 365 статей, по одной на каждый день. И каждая такая статья, в которой была буквально пара абзацев на страничку, вроде бы была ни о чем, в то же время несла что-то позитивное или какую-то мысль, которая должна была настраивать на положительный лад.

Вот, наверное, после этой книжки у меня все плавно, постепенно стало продвигаться. Я в какой-то момент перестала читать по статье в день, уже по 2-3 стала.

Ты прочитала все сразу?

Нет, но как-то ускорилась. После этой книги действительно появилась привычка видеть хорошее. Раньше я эстонскую погоду ненавидела всеми фибрами души. Сейчас же сижу, пью свой любимый кофе и думаю: «Боже, как классно. Где-то там ураган, а я тут в теплой квартире». Я благодарила Вселенную за то, что у меня есть каждый день еда, родители, что я живу в собственной квартире, что есть любимая работа, приносящая удовольствие, что есть друзья, что пью кофе, который вообще ко мне из Африки попал, там его люди собирали, выращивали, и вот я в кружке вижу глоток солнца. Мир прекрасен, жизнь прекрасна. Почему бы мне не радоваться? Столько поводов для того, чтобы быть благодарным. Даже элементарная горячая вода.

И вода вообще…

Да, вообще вода. Это, может быть, выглядит слишком возвышенно, но так и есть. Миллионы людей не обладают возможностью даже помыться, выпить хороший кофе, спать на чистом белье или живут в тесноте, а ты здесь одна в собственной квартире.

Хорошо…

Да. И вот так все постепенно изменилось буквально за год. И все – обратного пути нет. Сейчас я неисправимый оптимист. Вот такая была книжка.

Скажи, пожалуйста – твоя работа подразумевает дисциплину. Притом серьезную. Скажем, если бы я могла себе позволить опоздать на встречу или еще куда-то, на переговоры, допустим – всякое в жизни бывает – то если ты не вышла вовремя в эфир, то тебя потеряли. Тебя дисциплине учат или ты дисциплинированная по натуре?

Наверное, по натуре. Помню, что в школе приходила на уроки на 5-10 минут раньше. И чувство ответственности уже тогда было настолько высоким, что я даже не могла прогулять. Если я сидела дома, то лишь по какой-то важной причине (заболела, скажем). Особенно в первом классе – сама не помню, это со слов мамы: «Мам, когда уже в школу можно будет пойти?». Нет-нет, обманывать, писать какие-то липовые справки… Ну, пару раз в жизни, наверное, было что-то, но такого, чтобы сознательно прогуливать – не помню. Что касается эфира – просыпать на него нельзя. Хотя единственный раз в жизни я-таки на него проспала. Да, это дисциплинирует, но если ты делаешь любимое дело и понимаешь, что к 6 часам тебе надо уже быть на работе (в 6 утра передача выходит в эфир), то приходится это делать.

В 6 утра?

Последние полтора года, пока ребенок был маленький, я делала эфиры по выходным. Это с 7 до 9. С июля я снова возвращаюсь к эфирам по будним дням, они идут с 6 до 10 утра. То есть на работе надо быть в начале 6-го.

Как ты просыпаешься? Как проснуться в эстонскую погоду в 5 утра?

На самом деле в 4, надо ведь себя еще и в порядок привести.

В 4?

Да. Очень часто этот вопрос задают.

Это каждый день такой режим?

Нет, не каждый. Бывают периоды. У нас сейчас на радио поменялась немного внутренняя структура, сейчас есть четверо ведущих, которые меняются парами. Прошлым летом и под Новый год я работала на замене – тогда нужно было рано вставать всю рабочую неделю. Вот прямо 5 дней подряд – это немножко тяжеловато. А если 1-2 раза в неделю, вообще не проблема. Я очень легко просыпаюсь – если звонит будильник, надо вставать, то я прямо сразу могу встать и пойти. Даже если немножко тяжело, не выспалась, помогают, например, тот же кофе, душ – и ты в порядке.

То есть не надо «полежать, и еще 10 минуточек, и еще чуть-чуть…».

Нет. Если я сплю меньше трех часов, тогда тяжело. А если три часа есть – я встаю легко. Конечно, после эфира тебя может иногда вырубать, чувствуешь, что силы на исходе, надо поспать. Но когда надо проснуться и пойти – тогда да. Включается драйв – у тебя потрясающая работа, у тебя привилегия одним из первых поприветствовать в начале нового дня людей, которые включают радио…

…всех тех, кто уже проснулся и мучительно ползет на работу.

А ты веселым голосом говоришь им: «Эге-гей, привет!». В этом смысле да. Мне кажется, что это может мотивировать людей. Не люблю и не умею себя хвалить, но бывало много ситуаций, когда я точно знала, что люди были замотивированы, заражались какими-то моими мыслями, идеями, оптимизмом. Поэтому, несмотря на то, что я не знаю и не вижу людей по ту сторону радиоэфира, но смею предположить, что если это работает в реальной жизни, то, может быть, это работает и через радио.

Катя, как ты отдыхаешь, как восстанавливаешься?

Отдыха в последнее время было очень мало. Если это идеальная ситуация – я имею в виду не поездки, а короткий отдых, когда «батарейка» на исходе, ее надо подзарядить, тогда хорошо бы просто день ничего не делать.

А что ты делаешь, когда ничего не делаешь? Так ведь нельзя, ты ведь не лежишь пластом?

Конечно, нет. Я что-то делаю. Как правило, это связано с уборкой жилья.

Это так по-женски: «Хочу ничего не делать! О, уборка!».

Да, хотя бы полы помыть, шкаф разобрать. Если уж совсем идеально – пластом не лежу, целый день уборку тоже не делаю – то хотя бы 2-3 часа просто что-то почитать, полистать. Скажем, я обожаю глянцевые журналы, даже просто картинки посмотреть или, сидя на диване, какой-то старый фильм глянуть, сто раз уже до этого просмотренный. Очень люблю фитнес и прогулки. В хорошую погоду могу пройти 2-5 км пешком, выбрав себе любое направление. Это очень классно, потому что на каком-то километре мозг просто отключается.

Ты идешь или бежишь, еще что-то?

Бег не люблю, поэтому это просто ходьба быстрым шагом. В идеале, конечно, хочется в лес или к морю, но вполне подойдет и парк, благо их сейчас много. Можно потеплее одеться и прогуляться по набережной. После рождения ребенка я, как и многие мамы, которые вынуждены гулять при любой погоде, действительно полюбила прогулки. Стало все равно, что происходит за окном – кроме шторма или града – одеваешься потеплее и вперед.

На детские площадки? Как они тебе, кстати?

Не люблю их. Там много песка.

Так это почти пляж.

Я просто всегда в движении, хотя с детьми-то понятно – пока они маленькие, то быстро ходить не могут, познают мир, могут час ковыряться в одном месте…

…палочкой какой-то.

Угу. Конечно, тогда я вынуждена и на площадке дышать воздухом.

Как ты отдыхаешь, если нужно не просто погулять, а как-нибудь необычно провести время?

Это происходит почти каждый день. Сейчас ребенку три года. При этом я не могу сказать, что мы проводим прямо-таки каждый день по-разному, но почти всегда стараемся проводить его именно так.

Когда есть возможность, мы через день с ним едем, допустим, в Пирита. Это недалеко, и, опять же море, пляж. Причем необязательно, чтобы это было лето и тепло. Потом мы можем покататься на электричке. Еще через день прогуляться по Балтийскому вокзалу, зайти в кафе, где ребенок попробует что-то новое. Я вот смеюсь сейчас, а он уже такой гламурный маленький посетитель. В три года он уже мало-мальски знаком с этикетом, что можно и чего нельзя делать, как нужно себя вести и т. д. Если погода плохая, можно поехать в какую-то детскую комнату, поиграть там, с горок покататься. Или пойти к кому-то в гости. Иногда же мы катаемся на трамвае до аэропорта. Посмотрим там что-то, походим, потом едем обратно.

Потрясающая программа. Мне кажется, сейчас многие мамы взяли себе на заметку, куда можно ходить с детьми. Потому что, как правило, гулянка сводится к тому, что вышел на площадку, постоял и пошел домой обратно.

В этом плане моему ребенку с мамой повезло (или не повезло) – мне всегда на одном месте скучно. Я что-то стараюсь выдумывать. Бывают дни, когда я должна делать и свои дела. Тогда я совмещаю их с делами ребенка. Беру его с собой. В этом смысле ему не повезло – с первых месяцев жизни я его беру с собой, стараюсь делать какие-то свои задачи. Это бывает сложно, поскольку у него уже есть свои желания, предпочтения. По характеру он у меня совершенно неспокойный ребенок, активнейший. Многие вещи нелегко, конечно, даются, но, надеюсь, что сюда еще будет введен плавно спорт.

фото Екатерина Вайсер

Катя, как ты считаешь – материнство научило тебя чему-то важному, чего бы ни произошло никогда, не будь ты матерью?

Да, два момента определенно есть. Первое – понимание того, насколько ценна человеческая жизнь. Это понимание пронзительно прямо-таки до страха. Если у тебя нет ребенка, ты можешь смотреть какое-то кино, где половину фильма гоняются за маньяком или за преступником, который убил 20 человек (взять хотя бы «Убить Билла» Тарантино – весь фильм сплошная мясорубка). А когда ты становишься мамой, то вообще не понимаешь, как это можно смотреть, снимать. Маленькое существо, которое рядом с тобой, настолько беззащитно, что без тебя не проживет и часа. И насколько просто на экране убивать людей – шлеп и все. Да и вообще поражаюсь, насколько тебе нужно много сделать для сохранения человеческой жизни, как много нужно усилий, чтобы ее сберечь. Понимание того, насколько беззащитными мы приходим в этот мир, сколько всего должны сделать наши родители прежде, чем из нас что-то вырастет – это просто до мурашек по коже. Наверное, из-за этого я стала очень сентиментальной. Сейчас я совершенно не могу смотреть кино, где людей убивают, где есть кровь. Еще я почти не смотрю новости, невзирая на то, что работаю на радио. То есть смотрю их только перед эфиром, чтобы в курсе быть, все остальное время телевизор дома практически не смотрится, хотя их даже два. Негатива, который идет из телевизора, стараюсь избегать, потому что реагирую очень эмоционально. Я даже с трудом заставляю себя досматривать какие-то новостные сюжеты, где описываются трагические события – скажем, массовые убийства, самолет упал, люди погибли и т. д. Это первое, почему я теперь более трепетно отношусь ко всему, что связано с человеческой жизнью. Второй момент – это не секрет, с этим сталкивается, наверное, большинство мам – умение планировать свое время, расставлять приоритеты. До сих пор я этому учусь. Поскольку я очень активная, мне хочется успеть сделать все и даже больше. Если бы человек научился не спать, я, наверное, и ночные часы использовала бы.

Я тебя так в этом поддерживаю.

Да? Поэтому я иногда себя загоняю в ситуации, когда уже совсем нет сил, и приходится отбрасывать то, что не нужно, или что-то менее важное оставлять на потом.

Как ты расставляешь приоритеты? Есть у тебя какая-то методика?

Как я уже говорила, учусь этому каждый день. Самый простой способ – завести записную книжку. Я вообще человек ручка-бумага, дружу с ними с двух лет. Даже есть фотография, где я сижу на горшке с ними. Так до сих пор с ними и бегаю, в этом плане никакие гаджеты не помогают. Я просто беру бумагу и выписываю все дела на день, затем по ходу дела их вычеркиваю. Когда у меня перед глазами есть список дел (большими буквами написаны более важные дела, буквами поменьше – менее важные), я стараюсь следовать пунктам, не отвлекаться. К сожалению, это сложно, потому что мы живем во время соцсетей, которые служат не только развлечением, но зачастую еще и работой. Там действительно очень много всего происходит. Чего греха таить – сегодня многие, и я в том числе, вместо того, чтобы позвонить, начинают набирать текст сообщения. Хотя звонок и быстрее, и эффективнее, но, может быть, просто сказывается эстонский менталитет.

На самом деле соцсети просто охватили весь мир. Скажем, американцы считают невежливым звонить, они набирают сообщения.

Да, может быть, все это и приводит к тому, что ты тратишь время на писанину.

А затем ждешь ответ.

Естественно. А потом можешь забыть, что тебе хотели ответить, в итоге дело остается незавершенным. Поэтому я выписываю все на бумагу, стараюсь в течение дня бить себя по рукам, чтобы лишний раз не зайти в Интернет. Или только по делу. Конечно, это очень сложно.

Ты активный пользователь соцсетей?

Да, активный, но общаться в них стараюсь дозированно, потому что если посчитать, сколько ты времени тратишь в них впустую, а не по работе, то волосы встают дыбом. Иногда лучше сесть и посчитать, чтобы понять это. На соцсети минимум час в день улетает только так. Сел попить кофе на 5 минут, потом они превращаются в 10, полистал ленту, зацепился с кем-то языком, вот уже прошло 15 минут. Помимо основных учетных записей в Facebook и Instagram, я состою в различных развлекательных группах. Так, есть одна закрытая женская группа, которую я веду уже несколько лет просто так, для какой-то позитивной мотивации. Никто мне там не платит ни за рекламу, ни за что, это все на общественных началах, опять же «Коробочки красоты» в Instagram. В сумме получается порядка 5-6 учетных записей, так что да, я, наверное, активный пользователь. Хотя стараюсь следить за тем, чтобы в этом не утопать, потому что соцсетей, конечно, сейчас очень много.

Катя, скажи, пожалуйста, есть ли какие-то люди, книги, вообще что-либо, с чьей помощью ты стала тем, кем ты сейчас являешься?

Кто как-то принял участие в формировании меня как личности?

Понятно, что разные люди в разный период времени в нашей жизни оставляют разные отпечатки. Но были ли какие-то знаковые люди, о которых ты можешь сказать: «Да, они меня научили»?

Какой хороший вопрос. Никогда не думала над этим с данной точки зрения. Однозначно, это некоторые коллеги на Raadio 4, представители более старшего поколения, особенно те, с кем я познакомилась и под руководством кого работала в самом начале своей карьеры. Это Мари Вельмет, совершенно гениальный руководитель; секретарь Сирье, которая сейчас является правой рукой директора Юлии Балий, она тоже потрясающий оптимист. Больше конкретных имен сейчас вряд ли смогу назвать – наверное, это умные и активные люди. Причем это необязательно те, с кем я знакома лично. Это какие-то яркие личности, которые попадались мне в Интернет, на семинарах, на которых я в течение жизни присутствовала. Допустим, тот же Владимир Познер. Не могу сказать, что я за ним постоянно слежу, но для меня это одна из самых ярких личностей, с кем бы я хотела персонально познакомиться. Потрясающий человек – умный, интеллигентный, с широчайшим кругозором.

Есть такие люди, от которых энергией просто не напитаться, с ними постоянно хочется общаться, что-то брать от них. Наверное, есть еще несколько подобных имен, которые я сейчас вряд ли вспомню. Это люди, которые наверняка оказали по чуть-чуть какое-то влияние в разные периоды жизни.

Скажи, пожалуйста, что бы ты посоветовала молодым девчонкам, которые хотят работать на радио?

В первую очередь, здороваться. Это как красная тряпка для меня (или тараканы в голове), но меня словно против шерсти гладят, когда люди не здороваются. Если я буду жаловаться, что не здороваются молодые, это будет выглядеть, словно я старая бабка, которая бухтит: «Вот, раньше деревья были зеленее… я свое уже пожила…».

А что ты подразумеваешь под фразой «не здороваются»?

В прямом смысле. К нам, например, в течение всех моих лет работы на радио приходили практиканты, поучиться, посмотреть, в проекте каком-то поучаствовать. И очень часто (не скажу, что каждый и все этим грешат) попросту не здороваются. То есть они приходят, условно говоря, в твой дом и не здороваются.

Я не требую, чтобы они здоровались со мной лично. Но их привели в редакцию, они до этого поздоровались (как я полагаю) лишь с тем человеком, с которым вошли, с кем общаются – и все. А дальше… Сидит в редакции 15 человек, зачем, мол, с ними здороваться? Это происходит очень часто. Или даже когда они на практику приходят самостоятельно, они просто молча могут зайти. Таких ситуаций было очень много.

Это веяния нового времени или что это?

Не знаю. Такое же отношение, кстати, наблюдаю в тех же соцсетях. Скажем, какой-то приятель или знакомый (даже не друг), с которым мы не общались месяца три месяца или полгода, пишет мне: «Катя, а ты не знаешь вот это и то?» (вопрос какой-то). Але? Здравствуйте!

Я тоже часто такое встречаю, когда люди без прелюдий начинают сразу с вопроса, либо с пожелания. Пишут безо всяких «Здравствуйте». Екатерина, обязательно нужно журналистское образование, чтобы идти работать на радио?

Как показывает практика, нет. Потому что журналистика очень многогранна. Если девушка мечтает, скажем, конкретно освещать модные показы, какую-то одну узкую область, возможно, тогда ей следует попросту выбрать соответствующее издание – быть может, не радиостанцию, а модный журнал, передачу на телевидении. Еще должно быть желание работать, и старайтесь быть максимально корректными. И не опаздывать. Надо уметь отвечать за свои слова и поступки. Не знаю, быть может, это тоже тенденция современного мира или нет – очень часто люди обещают, но не выполняют, это грустно. С таким подходом, мне кажется, далеко не уедешь. У нас в редакции даже шутка про звукорежиссеров была. Мол, звукорежиссер был должен быть хорошим профессионалом и надежным человеком. Так вот лучше пускай он будет надежным человеком, не проспит и сделает свою работу, а профессионал пускай лучше за кадром остается. Ну и простые вещи, как в любой работе – быть пунктуальным, организованным. Если ты за что-то берешься, доводить до конца и быть готовым пробовать себя в разных ситуациях, расширять кругозор.

Мы живем в такое интересное время, когда мир открыт, информация идет отовсюду, надо быть готовым учиться.

Должна ли быть поставлена речь?

Да, конечно. Если на телевидении это может быть более простительно, можно не обладать хорошим голосом или дикцией – картинка многое скрашивает, но на радио это обязательно. Даже если у тебя от природы немного не подходящий голос, можно его сделать лучше. Например, тренироваться, пройти специальные курсы, и все будет замечательно.

То есть можно поставить голос и реализовать свою мечту.

Да, можно. Очень редко, когда голос ну совершенно не подходит по тембру или что-то такое. В конце концов, человек может быть репортером, если уж голос совсем не подходит для живого эфира. Можно делать какие-то интервью, передачи, все равно есть какие-то возможности. Но с голосом надо работать.

Катя, завершая нашу беседу, расскажи, пожалуйста, о чем ты мечтаешь.

Вопрос и простой, и сложный. Наверное, я не мечтаю, а живу, в основном, сегодняшним днем – конечно, немного заглядываю в завтрашний, но чуть-чуть. Поэтому, если я чего-то хочу, то в ближайшее время это у меня будет. Если я чего-то очень сильно захочу, то получу быстрее, если не так сильно – получу попозже. Если говорить в общем, мечтаю о том, чтобы было чуть-чуть больше свободного времени. Хотя если сейчас спросить, для чего оно мне, я вряд ли отвечу. Иногда бывают моменты, когда ты сильно устал и очень хочется отдохнуть, а бывает, что хочется заняться творчеством – каким-то проектом, например, и найти время для этого процесса. Поэтому, наверное, единственное, чего мне не хватает – это время. А все остальное можно успеть сделать.

Катя, спасибо большое, что поделилась с нами. Я желаю, чтобы у тебя обязательно нашлось это время. Потому что я прямо чую, что светит прямо-таки творческий проект.

Спасибо большое. Для меня огромная честь, что ты меня пригласила на второе в моей жизни интервью. Было очень страшно, зато я теперь понимаю, что чувствуют люди, которые впервые дают интервью (или делают это редко).

Если честно, я тоже впервые общаюсь с профессиональным журналистом, поэтому мне тоже очень интересно. 16 лет по ту сторону радио – это большой срок.

Журналисты бывают разные. Мы с коллегами иногда шутим. Сидим, скажем, в ресторане, представляем следующее: допустим, за окном на соседней улице начался бы пожар. Кто бы как поступил? Половина людей побежали бы на место с микрофоном – освещать событие, а половина бы никуда не побежала, потому что они не репортеры с места событий, а редакторы, то есть люди, которые могут что-то написать, отредактировать или проделать какую-то предварительную работу и потом уже выйти в эфир. Я как раз отношусь ко второй группе. Поэтому журналисты тоже бывают разными, и профессионалы есть в разных сферах журналистики.

Спасибо тебе огромное.

И тебе спасибо.

 

Дорогие мои слушательницы. Сегодня мы побеседовали с Екатериной Вайсер о том, что нужно обязательно пробовать в жизни новое и делать себе вызовы. Мы обсудили разницу популярности радиоведущих и телеведущих, и у первых конечно же больше свободы в плане публичности  И личная жизнь радиоведущих, остается личной. Екатерина поделилась с нами не только тонкостями работы на р-ио, а также познакомила со своими личными проектами. А ещё оказалось, что вставать в 5 утра, совсем несложно, если у тебя есть любимая работа. Катя дала советы будущим радиоведущим, а также поделилась, кто помогал ей вначале пути. Слушайте нас, вдохновляйтесь и переходите с нами на новый уровень — ведь это наше, Женское дело.

 

{{comments.length}} {{word_form(comments.length, ['комментарий','комментария','комментариев'])}}
Только авторизированные пользователи могут оставлять комментарии.
Самые интересные интервью
ПОДПИШИТЕСЬ
НА НАШИ
НОВОСТИ

Только о самом важном. Без спама.

Связаться с нами
Авторизация
Восстановить пароль
Письмо с инструкциями для восстановления отправлено
Если не пришло, попробуйте еще раз!
Пароль успешно изменен!
Теперь вы можете войти под своим логином и паролем!
Спасибо за вашу подписку!
У нас много интересных новостей для вас!
Зарегистрируйтейсь или войдите!
Для подписки необходимо зарегистрироваться и войти!
Регистрация
Отправить
Прикрепить фотографию
Отправить
Спасибо за регистрацию!
Теперь вы можете войти
Вы уже подписаны!
Вам уже доступны все курсы и вебинары. Также вы можете просмотреть других участниц!
Курс уже куплен!
Вам уже доступен данный курс.
Купить курс
Купить билет на событие
Спасибо за оплату!
Предъявите билет, который отправлен вам по почте, при входе
Спасибо за оплату!
Теперь вам доступен данный курс
Перезагрузить страницу
Курс не оплачен!
Произошла ошибка или вы отказались от оплаты. Попробуйте еще раз!
Перезагрузить страницу
Оплатить членство
Оплатить членство (49 €)
heart heart,love,passion,like,amor,enchanted,favor,attractive,emotion,shiny cc-by 4gpx6x
Спасибо за подписку!
Теперь вам доступны все курсы и вебинары. Также вы можете просмотреть других участниц!
Перезагрузить страницу
Подписка не оплачена!
Произошла ошибка или вы отказались от оплаты. Попробуйте еще раз!
Перезагрузить страницу
Данные успешно изменены!
Перезагрузить страницу