Татьяна Тридворнова (часть 1)
Woomen`s business
Womenaround
Татьяна Тридворнова (часть 1)

Татьяна, добрый день. Я безумно счастлива здесь сегодня с вами поздороваться, рада, что вы откликнулись на мой зов и пришли к нам. Сегодня я буду задавать самые животрепещущие вопросы – все то, что у вас хотели бы спросить и я, и мои слушательницы тоже. Самый первый традиционный вопрос – расскажите, пожалуйста, с чего началась ваша история.

Добрый день. Добрый цветочный день – даже вот так. Я благодарю вас за полученное приглашение. Я с удовольствием поделюсь своими мыслями о жизни, бизнесе, любви и красоте – и с вами лично, и с нашими слушателями. Вопрос ваш сложный, поскольку мы все-таки ограничены временными рамками, тут была бы целая библиотека воспоминаний. Но такой вопрос задают мне часто и при этом добавляют: «Вы ведь с самого начала знали, чем вы будете заниматься», имеется в виду профориентация.

Если ребенку говорят, что детей находят в капусте, то меня уж точно нашли в цветах, это точно. Моя мама сохранила фотографии, где я всегда с цветами – во всех клумбах. На детских фото кто с лопаткой, кто с машинкой, а я с цветами. Всегда. У меня всегда обязательно букетик. Еще маленькой я часто нюхала цветы. И очень много фотографий, где я именно в клумбах. Ко всем цветам я относилась очень бережно. Мама все их сохранила, за что я ей благодарна, по ним видно, что тяга к цветам у меня была с детства.

Но была и сложность. Я девочка из приличной семьи, мне, разумеется, нужно было высшее образование. Но ведь не было института цветочной красоты, и по сей день его нет. Вообще нет никакого высшего флористического образования. Ни в Эстонии, ни в России, нигде. На Западе что-то к этому приближается, но в наших краях это практически невозможно и сейчас. То есть ремеслом ты овладеть можешь, но профильное высшее образование ты получить не можешь. Как это вообще? Куда идти? Как поступить? Пединститут – учительница, медвуз – врач, технический университет – инженер. Куда я могла со своей любовью к цветам, да и вообще красоте, деться? Да, была академия художеств. Конечно, я туда поглядывала, но мне казалось, что я не умею рисовать. Что я даже в ту сторону смотреть не могу. Никто тогда не сказал: «Танечка, ты не умеешь  рисовать? Ну так иди на искусствоведение. А рисовать ты можешь научиться и сама», и я бы 6-7 лет занималась тем, чем нужно. Ну, не беда. Я все-таки нашла интересную специальность. Я знала, что хочу учиться только в Ленинграде, поехала туда. В результате я стала конструктором-технологом по производству музыкальных инструментов.

Серьезно?

Да. Моя специальность – рояли, скрипки, вот такое у меня уникальное образование. На весь Союз нас выпустили лишь 14 человек, за нами постоянно гонялись, потому что мы просто были уникальными.

То есть вы можете сконструировать рояль?

Да, совершенно верно. Наша местная рояльная фабрика, заказы которой расписаны на три года вперед, делает совершенно уникальные кабинетные рояли, которые больше нигде не производятся. На всемирном небосклоне музыкальных инструментов это известная история. Так вот они мечтали, что после того, как я закончу обучение в Питере, то вернусь сюда. К тому времени я уже была замужем за таллинским парнем. Они, зная, что я поеду сюда по распределению, конечно, очень хотели меня заполучить. Но я уже была влюблена в дизайн, красоту и т. д. Когда я увидела таллинский дом мебели, я ответила, что буду работать здесь и больше нигде, настолько мне все это нравилось. Я работала старшим товароведом в самом эпицентре дефицита, потому что у нас была самая лучшая мебель. Мы были даже не знаю кем и чем, но для меня самым главным было, что в субботу по окончании рабочего дня я украшала дом мебели.

Я могла покупать любые вазы, делала композиции. Дом мебели уже тогда сам по себе был сделан совершенно потрясающим. Если все мебельные магазины представляли собой склады с людьми в синих халатах, то дом мебели был сделан в виде комнат – гостиная, детская, и всем этим я занималась. Получала за это еще и премию в 50 руб. от директора. Я там делала такие композиции, что это был словно мой целый дворец. Я красила ветки и все остальное, Боже, это было что-то! Я всегда смотрела именно в эту сторону. Я всегда это любила, но не понимала, что это может быть профессией. Мол, как так – что-то любить, да еще и деньги за это получать? Этого в то время в нашем сознании не было.

Это примерно как на велосипеде кататься – если за это еще и деньги получать, да?

Да, да. Это я уже потом думала, как из этого сделать бизнес, ходила на бизнес-тренинги и т. д. Оказалось, что если ты что-то любишь, ты должен суметь написать 20 способов, как на этом зарабатывать деньги. По сути дела, это так, но откуда мы тогда это могли знать? Поэтому, когда сейчас кто-то мне говорит, чего я достигла, какая я целеустремленная и так далее – я не могу сказать, что я сделала это по плану. Во-первых, я рыбы по гороскопу, день рождения у меня 1 марта – поэтому преобладают, в основном, эмоции, впечатления и какая-то интуиция. В общем, я просто делаю то, что всегда любила и то, что делаю и сейчас. Собственно говоря, вот так и все и произошло. Дом мебели стал для меня местом, где я уже могла себя реализовывать в своей любви, скажем так. Работала я там, и любовь эта была и здесь, для меня это было как-то в одном месте. Но меня все время тянуло к цветам.

Я вышла замуж еще в Ленинграде, это был студенческий брак. Муж был из Таллинна, потом привез меня сюда. Я просто влюбилась в Таллинн с первой секунды, причем так, что муж меня ревновал и говорил, что я люблю город больше, чем его. Но у меня ведь и вправду был незамыленный взгляд, я видела во всем ежедневный дизайн – те же бабушки, которые продают цветы, когда у них маленькие букетики, это ведь само очарование. Я приходила в цветочный магазин и умирала от счастья, потому что я захлебывалась этой красотой. Здесь уже все было прямо для настоящей жизни. Не где-то там, на Марсе, а прямо тут – ты можешь пойти и купить какую-то красную лампочку или стульчик. И дома у тебя уже красота неимоверная. И вот так я поработала, поглядывая туда – в цветочный мир. И потом как-то я уже не выдержала.

Все время я находила какие-то занятия, различные общества знаний, были курсы икебаны на эстонском языке. Причем они готовы были преподавать лишь тогда, когда набралась бы группа. Я позвонила всем своим подругам и сказала, мол, все, мы идем. Ходили двое – я и еще одна девочка. Остальные сидели в кафе «Москва» и ждали, когда мы вернемся с этих курсов. В общем, было по-разному. Я все разузнала про цветочный мир. У нас были два сумасшедших огромных цветочных объединения — «Пирита» и «Агро». Я пошла прямо к директору «Агро» и сказала – мол, я такая и такая, просто хочу работать. Умею вот это и то. Он ответил, мол, очень хорошо, но у нас тут проходит конкурс – иди, покажи себя.

Короче, безумству храбрых поем мы песню. И я пошла на этот конкурс. Удивительное дело – я заняла там второе место среди профессионалов. Для меня это был совершенный шок. Я подошла к директору, а он отвечает: «Я не могу тебя взять на работу», я спросила, как так, у меня ведь высшее образование? Он сказал: «Так к торговле это не имеет никакого отношения. Могу взять тебя учеником продавца». Нормально, да? После всего этого? Ну хорошо, учеником так учеником, если нет другого пути. Я работала довольно успешно, мне было все равно, как эта должность называется. Отработав там необходимый срок, я сделала головокружительную карьеру, потому что почти сразу из ученика продавца я стала главным декоратором этого объединения. Чтобы было еще понятнее, скажу, что в этом объединении был единственный человек, говорящий по-русски – им была я. Собственно говоря, в доме мебели русскоговорящих было тоже от силы трое человек. Ну, есть эстонские организации, есть русские организации, есть и смешанные.

Они и в то время такими были?

Да всегда. Так и есть, это правда. Были курсы эстонского языка. Директор в доме мебели для меня лично пригласил учительницу. Я учила эстонский язык одна, потому что директор осознавал, что я прихожу на совещание и засыпаю. На тот момент мне было все равно, куда бы меня повезли – в Венгрию, в Грузию, в Эстонию. Мне не просто пришлось учить язык, как английский, французский, немецкий, которые ты по жизни хоть где-то как-то слышишь. А если ты до этого никогда не слышал язык, это совсем другое. То есть я так могла изучать вообще любой язык.

Вы выучили эстонский?

Да. Я, конечно, с трибуны не выступлю, потому что я считаю, что речь, сказанная не на родном языке, лишена размаха. Но по-эстонски я могу рассказывать стихи. С этого у меня и начался эстонский язык. Сейчас, по сути дела, я читаю, говорю. Не блистательно, быть может, но…

На достаточном уровне?

Смотря для чего.

А часто вам в Эстонии нужен эстонский язык?

Получается, что нет. Есть все-таки язык цветов, который не требует перевода. Полагаю, что людей, которые говорят на многих языках, гораздо больше, чем тех, кто создает что-то, объединяющее людей. Я езжу по всему миру – Япония, Германия, Сингапур, везде. Поэтому я или переводчик, или фея, уж выбирайте что-нибудь одно.

Вы точно фея.

Поэтому обхожусь без переводчика, не беда. Это еще лучше, потому что есть время подумать над ответом. Вот так все и сложилось. Все это началось очень давно. Почему я об этом говорю? Потому что, знаете, моя жизнь наполнена чудесами. Вот я сейчас написала книгу в сотрудничестве с немецкой сказочницей, она называется: «Бал цветов: чудеса еще случаются». И это правда! Потому что со мной всегда случались чудеса. А они вообще случаются с теми, кто в них верит. Они не теряют время на тех, кто не верит в них, они не убеждают, они идут туда, где их ждут, поскольку времени очень мало. Это правда. Я могу про свои чудеса рассказывать с утра до вечера, с вечера до утра, со всеми примерами личной жизни и т. д. Разве это не чудо, когда в 22 года я приехала в чужую страну и у меня все сложилось?

Тот же дом мебели – туда ведь невозможно было устроиться, меня никто туда не пытался устроить специально. Вот есть такие неприступные крепости, когда ты ничего не можешь сделать. Но у меня есть такая привычка – я всегда стремлюсь поговорить с первым лицом – пускай оно само мне скажет. В то время мы приезжали по распределению, мне надо было отрабатывать три года. Я разговаривала тогда с министром, чтобы мне дали так называемый свободный диплом – чтобы я могла устроиться без обязательной трехлетней отработки – на рояльной фабрике, на фанерно-мебельном комбинате. Раньше все было сделано, кстати, очень правильно, и в рамках министерства мы должны были отрабатывать. Но после разговора с министром у меня был свободный диплом – как только удалось уговорить его… 22 года. Я вот сейчас вспоминаю – Боже мой!..

Я попала к нему, потому что просто записалась.

То есть вы попросту идете напрямик?

Получается, что да, хотя я боюсь. Но тут еще и дружба помогла, потому что дом мебели оказался еще и фирменным магазином, он относился не к Минторгу, а к Министерству деревообрабатывающей промышленности. То есть я для них была ценным специалистом – они ведь все в торговле, а я технолог. Мол, мы хоть можем понять, что у нас там с производством и т. д. Многое было сделано. Я сейчас вспоминаю – насколько же мне всегда и все было не все равно. Все равно я нашла ведь себе идею красоты, придумала… В субботы на работу ходила, причем не спрашивала, что мне за это заплатят. Я воспринимала это как свой шанс. Мне казалось, что это так прекрасно, что я в субботу могу посещать дом мебели. Все знали, что есть вот такая Тридворнова с этой своей красотой. И это же чудо, что я попала туда, в очень хорошее место. Потом уже, после дома мебели я ухожу в декрет. После этого уже, слава Богу, у меня родился сыночек, Артем. Все было прекрасно и замечательно. Как-то все так складывалось. Но всегда я поглядывала в сторону цветов.

И я также пошла к директору этого объединения, все ему сказала самолично. Вот такая у меня сложилась, я считаю, неимоверная карьера. Сразу у меня были совершенно сумасшедшие заказы. Мы ездили в Москву, мы оформляли клинику Федорова, я была знакома с ним лично, это конец 80-х годов. Приближается 1990 год, а вместе с ним – всемирная выставка цветов в Японии. Когда я об этом узнала, то сказала, что пойду туда пешком. Как? Всемирная выставка цветов, на которую едет, к тому же, эстонская делегация? И туда едут все! ВДНХ и все 15 республик! Я тоже хочу, прямо умираю. Каждому человеку, которого я встречала, рассказывала про то, что я хочу туда.

Для более молодых слушателей скажу, что в то время мечтать о Японии и о Марсе было одинаково. Недостижимо. Ты мог также мечтать полететь на Венеру, Марс, спуститься в Марианскую впадину, мог мечтать о чем угодно. И о Японии тоже.

Но это ведь не в деньгах дело?

И про деньги в том числе. Потому что билеты в Японию (неважно, это 90-й год или 2018-й) – это все равно дорого. Это и деньги, и вывески, и все на свете. Я пошла к директору. Он сказал, что у них все регламентировано. Мол, я сделаю визовую поддержку, не возражаю, но найди деньги сама. Ну, в 1990-м году найти деньги, слушайте… Это было за гранью. Я уже говорила, что многим рассказываю, чего хочу, о чем мечтаю. И вдруг звонит мне мой друг и говорит – моя компания тебя отправит в Японию. Причем это был, скорее всего, домашний звонок, тогда мобильных телефонов еще не было. Ощущение, словно, знаете ли, Спилберг позвонил. Я спросила: «А что для этого надо?». Он ответил: «Ты должна приехать в контору и подписать командировочный». Я, мол, как это? Я не понимала, что это. Это удивительные люди. Они не просто меня отправили. Я помню своего друга, но я не помню, кто стоял за той стороной. Потому что я пришла в контору, секретарь мне все выписал, а я даже не видела тех людей, которые мне все это сделали. Вот это космос. Называйте, как угодно.

Какие-то люди вот так вот взяли и отправили меня в Японию. И не просто! Когда мы подошли к самолету, а вся официальная делегация направилась в эконом-класс, меня пригласили в бизнес-класс. Тогда он назывался первым классом. Им летело три человека – я, Третьяк и еще какой-то чиновник. Нам в хрустальной вазе приносили икру с водкой каждые 4 минуты. Мы летели 12 часов, я была в полном шоке, потому что это. Было. Уму. Непостижимо. Но на этом чудеса не закончились. Я хочу сказать всем – не упускайте своего шанса. Участвуйте в конкурсах, везде, где угодно. Надо обязательно в чем-то участвовать, обязательно! Вы должны давать себе шанс, потому что вы ничего не знаете про этот конкурс – что там, как там. Во-первых, люди любят титулы. И вы можете о себе очень много рассказывать, что делаете то и это – но это мало что значит. Я потом это поняла. Когда приехала в Японию просто Танечкой, которая любит цветы (по сути дела, так и было – до того я участвовала в местных конкурсах, проявляла какую-то активность), а вернулась золотым лауреатом всемирной выставки цветов в Японии.

Расскажите подробней.

И не надо ничего!  Разве это не чудо, Аня?

Это целеустремленность. Вы называете это чудесами. А я прямо представляю, как вам было страшно, а вы собираетесь и идете.

Мне? Да. Это же все очень серьезная организация. Это был департамент. Там был комиссар всей выставки, которого направляли от ВДНХ, повезли всю страну, 15 республик, все участвовали. Это действительно очень серьезная организация. Я приезжаю, и координатор флористических конкурсов от ВДНХ, Любовь Васильевна Ландышева (удивительная фамилия!) говорит: «Тридворнова, ты участвуешь в конкурсе». А я приехала, по сути, что-то типа подносить то да се, эстонский павильон оформлять. Потому что мы туда возили свои цветы на самолете. Вдумайтесь. Мы выращивали столько цветов, что это был промышленный показ того, что выращивалось в Эстонии. Мы поехали со своими цветами. Мы еще их и спасали – в самолете они слегка увяли, мы их ставили в ведра, но это неважно. Мы повезли свои цветы. Это было потрясающе. И Ландышева говорит: «Тань, ты заявлена в конкурс. Ты ничем не рискуешь, ты уже здесь. Ты одарена». Я в ответ – мол, Боже мой, я ведь не могу, я этому не училась, у меня нет флористического образования! А она ответила – ничего не знаю, ты уже в конкурсе, у тебя есть шанс. Ну не получится, и ладно. Я говорю, что нет ни ваз, ни всего остального. А она в ответ, мол, ничего не знаю.

То есть вы сопротивлялись?

Да. Я боялась. Потому что это такая ответственность, ну правда, я – в Японии. Ну где Япония и где я? У каждой профессии есть свой Олимп. Это то же самое, что идти без проб в Голливуд и заявить, что я такой и сякой. Да, так тоже может произойти, но нам кажется, что с кем-то, а не с тобой.

Как в кино.

И вот Любовь Васильевна – кстати, это моя крестная мама, дай Бог ей здоровья – меня просто заставляет. Мол, ничего не знаю, иди и делай. Конкурс такой – ты на своем стенде должен сделать работу. Кто тебя оценивает, как они это делают – непонятно, они все ходят, что делают, неясно. И утром, под твоей работой стоит табличка. И ты уходишь из павильона Танечкой, которая любит цветы, а возвращаешься… И Ландышева меня будит: «Таня, срочно на церемонию награждения, ты получила золото». Я спросила – какое золото? Я получила золотой приз за аранжировку цветов в Японии.

Хичкок всегда говорил: «Фильм должен начинаться с землетрясения, а потом по нарастающей». Вот так и у меня. У меня не было первого класса, десятого, Спартакиады народов мира, еще чего-то, а сразу Олимпийские игры и золотая медаль. Я была так счастлива. Даже не только этим. Да, золото – это было потрясающе. Там еще были какие-то призы, подарки. Мне медали и дипломы, кстати, не отдавали, сказали – это все принадлежит ВДНХ. Вы же в рамках ВДНХ выступали. Потом, когда все развалилось, мои дипломы и медали ко мне вернулись, слава Богу. Их вернула Любовь Васильевна, когда все упразднили.

Конечно, я госпоже Ландышевой благодарна и тогда, когда я и сама для кого-то становлюсь этой Ландышевой. Всегда говорю – участвуйте в конкурсе, идите. Почему я сейчас делаю конкурс «Цветочное платье»? Я даю людям этот шанс. Потому что люди порой сами не знают, что им нужно. Надо обязательно участвовать. Некоторые по 20 лет собираются участвовать в этом конкурсе, я и таким говорю – идите и участвуйте. Те, кто участвовал, получали первые места. А начинали, знаете, как? Одно дело – написать просто фамилию, а другое – написать: «Победитель международного конкурса «Цветочное платье» в Таллинне». Это же титул! Ты должен прибавлять свои знания, обладать титулами. Ты просто говоришь с человеком, но на правилах современного мира. Нет времени долго объяснять.

Ты можешь прыгать во дворе сколько угодно. Но если ты прыгнул на Олимпийских играх, это увидят все. Во дворе же никто это не зафиксирует и все. Отдельные люди, может, и заметят. Вот так устроен наш мир. Для того, чтобы вас скорее понимали, чтобы коммуникация была более быстрой, надо выиграть на Олимпийских играх. Мне повезло, я приехала сразу на Олимпийские игры и все было нормально.

Вы действительно думаете, что это было именно везение? Не целеустремленность, не прозорливость, способность вовремя увидеть шанс?

Нет. Я не видела этот шанс. Но я так этого хотела! Я повторюсь – я готова была идти туда пешком. Я даже тогда не понимала, что это чудо. Не могла представить. Это уже сейчас я анализирую. Мне тогда было 25 лет. Чудом было даже не то, что я поехала и получила золото. Чудом было то, что пришла делегация японцев и спросила – мол, кто делал вон ту работу? Ну, вот Тридворнова, сказали все. А работа была простая. Я делала ее для удовольствия (как я обычно делаю все), потому что я понимала, что ну где я, а где конкурс. Я нашла какую-то вазу, что-то еще… Когда вот смотрю сейчас на эту работу, то просто умираю от этого. Но я сделала ее радостной – у меня были все цветы, которые только присутствовали. Я их поставила, оставила и все. Я ничего не ждала, у меня не было цели поехать и выиграть японский приз. Я к этому как-то легко относилась всегда. И вдруг вот такая удача. Я думаю, что именно удача и волшебство. Абсолютно. Как награда за то, что ты любишь, чего ты хочешь. Во мне не было никакой прозорливости («Ой, вот я стану теперь и сейчас как начнется!»), нет.

А расти хотелось?

А я не знала куда. Что такое «расти» в мире флористики? Ты не знаешь этого. Ты – первопроходец. Фраза «авторский букет» не была никому известна. Это какие-то цветы непонятно кому. Хотя одежда от Armani, Versace, уже была. Были уже интерьеры от Lacroix. Была архитектура Gaudi и Le Corbusier, все это уже было. Но цветы и флористика? Это было непонятно кто и непонятно кому. Подарили цветы – уже хорошо. Никто не думал: «Я создаю авторскую флористику», нет. Скажем, я не могла пройти мимо такого потрясающего явления на небосклоне искусства, как Дмитрий Хворостовский, или, скажем, Ванесса Мэй. Их творчество сподвигло меня на создание персональных букетов, чтобы было понятно, что они предназначаются только им. На международном конкурсе Чайковского я дарила золотым лауреатам букеты. То есть был золотой, серебряный, бронзовый букеты. Я все время делала что-то специально. На одном из таких конкурсов Чайковского мы познакомились с Денисом Мацуевым. Каждый раз при встрече он говорит: «У меня до сих пор стоит твой букет». А я там ноты красила, делала факсимильные копии именно руки Чайковского; чего я там только не творила, потому что имела доступ к библиотеке. Я тщательно готовила каждый букет, но и в мыслях не было назвать его авторским, чтобы продвинуть себя или что-то такое, нет.

Тогда это уже был для вас бизнес?

Нет, конечно, какой бизнес! Я вообще о бизнесе ничего не знала, во всяком случае, тогда. Поэтому, конечно, если бы я что-то понимала в бизнесе, то по приезду из Японии тот же директор «Агро» сказал «Возьми цветочный магазин или салон», тогда по всем распределяли желтые карточки. «Любой возьми, какой хочешь». Я отказалась, мол, никакой рутины я не хочу. Если бы я думала о бизнесе, то уже тогда бы взяла салон и организовала бы свое дело.

Вам хотелось творчества?

Да. Почему-то мне казалось, что творчество и бизнес несовместимы, но это неправильная мысль. Всем говорю: «Мастера делают упражнения». Никогда не надо бояться делать дело, потому что из этого и выходит мастер. Вообще так говорят немцы, и я с ними полностью здесь согласна. То есть рутиной это нельзя назвать, это опыт. Ты все время в этом материале, он тебе подсказывает, что и как делать. Понятно, что это совершенно другой бизнес. Понятно, что это другая энергия, ежедневная работа, огромные проекты, бизнес через Интернет. Это все разные вещи, теперь я точно все это понимаю. Вот тогда мне надо было согласиться. Но я не согласилась. К этому времени я уже ездила в Москву, уже был Федоров, мы делали валютные букеты для Центра международной торговли. У Москвы и «Агро» был совместный магазин на Проспекте Мира, я там преподавала, мы там собирали букеты. То есть мы были таким первым пульсом цветочного дизайна в Москве.

Из Эстонии?

Да. Потому что все озабочены поиском эстонской Nokia. Я говорю, мол, зачем ее искать? Она давным-давно существует. Это цветочный дизайн. Про другой дизайн я ничего не знаю, хотя многие дизайны обладают своей конкурентоспособностью. Но что я буду говорить про других? Я могу судить только о цветочном дизайне. Это дизайн есть, он очень классный, обладает историей, корнями.

Историей?

Да, конечно. Все это есть, пожалуйста. Это как цветочное Евровидение, скажу так, забегая вперед. Сейчас уже, конечно же, сужу с высоты собственного международного конкурса. У меня есть и свой международный проект «Бал цветов», тоже «Цветочное платье», для «Симфонии цветов»», я делаю «Бал цветов» на Лазурном берегу. О чем говорить? И так понятно. Но, как говорят эстонцы, одно другому не мешает. Можно сделать было и то, и это. Если бы я была целеустремлена, думала о бизнесе, я бы сделала вот так. Но как сделано, так сделано. Я очень сложно входила в бизнес, даже ходила на курсы, потому что никак не могла совладать с типичной историей – как заявить, сколько стоит твоя работа. Через все это я прошла.

Было сложно, как настоящему творческому человеку?

Конечно. Я же художник, у меня должен был быть продюсер, а мне пришлось в одном лице все это сочетать. И это неправильно. Но как есть.

Кто-то должен быть коммерсантом, а творческую личность оставить творить, да?

Обязательно. Я просто вышла из этой ситуации – стала относиться к бизнесу как к творчеству, вот и все. Я прослушала все эти бизнес-тренинги, мне стало скучно: «Какая скукотища», у меня испортилось настроение, когда рассказывают…

…про налоги, про декларации?

Даже не это. Это делают люди. Вот эти термины: «целевая аудитория» и т. д. Господи, да кто моя целевая аудитория? Чудеса-то всем нужны – от первого до последнего. Я показываю свою последнюю книгу – она предназначена всем, от ребенка до бабушки. Вот кто моя целевая аудитория? От мужчин до женщин. Сказки от 0 до 99 лет – кто целевая аудитория? Поэтому я все попробовала и сказала – вы как хотите, а я буду по-своему, по-волшебному. И, хочу сказать, что все большие деньги на проекты, книги и прочее – я тоже получила волшебным образом. И это точно. Я же делаю проекты, по бюджету уму непостижимые. Причем, скажем, у «Цветочной симфонии», «Лазурного берега», которые я провожу на легендарной вилле Ротшильда, нет заказчика. Я по собственной инициативе организовала это со своей командой.

Бюджет мы получаем от спонсоров, билеты продаем и все такое. Но заказчика как такового нет. Если мы делаем свадьбу с заказчиком – конкретным человеком, с ним можно что-то обсудить, посоветоваться, про бюджет поговорить, это одно. Есть человек, он тебя и заказывает. Ты делаешь свой творческий проект на деньги других людей. Это просто мечта.

Я знаю, что творческого человека нельзя про деньги спрашивать, но хочется.

Конечно. Я сейчас об этом спокойно могу говорить.

Я видела в Интернет флористические оформления, фотографии, картинки. Это просто какая-то фантастика в цветах. И если я хотя бы мысленно перемножаю каждую розочку на два евро, то… Каким может быть по оформлению бюджет на свадьбу?

Могу сказать, что на сегодняшний день была свадьба, которая реализована не нами – к великому сожалению. И бюджет на одни лишь цветы был в размере 1 млн долларов. Это было в Лос-Анджелесе, буквально полгода назад эта свадьба отшумела. Я посмотрела на все это профессиональным взглядом и могу сказать следующее – ничем сверхъестественным, кроме количества, они меня не удивили. Ну немножко ревностно отнеслась к этому, да. Поэтому бюджет как таковой, ничем не ограничен. В большом проекте мы всегда выступаем в роли субподрядчиков, потому что у нас – 10-15% от общего бюджета. Причем мы добились такой суммы именно своей деятельностью, ранее это было 1-2%, потому что раньше никто такими цветочными оформлениями не занимался.

Раньше букеты молодым ставили на стол.

И все. Никто не представлял, а зачем вообще нужны цветы на свадьбу. Ну, еда-алкоголь понятно – а цветы зачем? Как я говорю: «Можно, конечно же, прожить без музыки, цветов и поэзии – но что это будет за жизнь?». Прошло 20-25 лет, и теперь я разговариваю с каждой невестой. Скажем, невеста приходит ко мне и просит свадьбу в стиле shabby chic или рустикальную свадьбу – то есть уже все в курсе дела. Никто не оспаривает присутствия цветов на свадьбе – и слава Богу. Понятно, что мы делаем корпоративные вещи, дни рождения и т. п. Но король свадьбы – это цветок. Почему мы говорим о свадьбах? Это наши самые главные потребители и заказчики.

На какой бюджет надо рассчитывать, чтобы получить оформление от Татьяны Тридворновой?

Если кто-то мне позвонить и скажет «Я хочу букет для невесты», а в это время я буду в Таллинне, то я его сделаю. Может, даже подарю. Потому что я все-таки никак не могу понять, сколько стоит букет для невесты. Вот сколько стоит чудо? Но, знаете, все можно рассчитать. Все равно у нас есть географическая привязка. Например, если мое московское цветочное оформление начинается с 20 тыс. евро, мы можем позволить себе сбросить цену до 10 тысяч. Важно, что туда входит. Ты ведь должен понимать, что ты делаешь на те же 10 тысяч. Если это композиция на столе жениха и невесты или букет для невесты и ворота счастья, в эту сумму можно уложиться. Надо понимать – мы все просчитываем. Те же ворота счастья могут стоить и тысячу евро, и 15 тысяч евро. В одних будет столько цветов, в других столько.

Это как вопрос: «Сколько стоит квартира?». Вы тут же спросите – где она находится, какой этаж, Пирита или Копли? И мы все это понимаем. А когда задают вопрос: «Сколько стоит свадьба?», я не могу ответить. Не потому что, я ухожу или увиливаю, а потому что все имеет свою цену. Это все абсолютно легко считается. Тут нужно понять, что люди, скажем, хотят уложиться в 10 тысяч. Если у человека есть 10 тысяч на цветы, это не значит, что он не должен получить красивую свадьбу. Просто я всегда помню, что мы составляем 10% от общего бюджета. И если люди нашли остальные 90%…

…на еду и алкоголь…

…да, то я всегда говорю: «А что вы в свои семейные альбомы положите? Неужели чеки за съеденное и выпитое? Вам же красоту туда надо положить».

А куда деваются цветы после свадьбы?

А куда попадает музыка, которая прозвучала, куда танцы деваются?

Мне интересно с точки зрения прагматизма. Молодые забирают?

Очень по-разному. Кто-то забирает. Гостям раздают. Некоторые встали, ушли, им вообще все равно. Я же говорю, мы 10% от общего бюджета. У людей торты остаются миллионные, всем музыкантам раздают, уже никто забирать не хочет, понимаете? Поэтому это сделано, люди ушли, что-то осталось, и Бог с ним. Если у нас демонтаж, мы везем людей обязательно в какой-нибудь храм. В детский дом можем отвезти. С детьми делаем мастер-классы; вот был, например, в Черногории потрясающий проект. Наша помощница спросила – а как? А просто. Приехали дети, мы делали композиции, потому что цветов было миллион, они, может, в жизни столько не видели.

Ну хотя бы не пропадают.

Нет, нет. Я так не могу, когда все это пропадает. Поэтому мы иногда и дарим. Есть молодые, которые говорят – отвезите нам все домой. И тогда мы всю машину везем им в дом, у них все газоны в цветах, все очень индивидуально. Но я очень бережно отношусь к цветам и считаю, что все до последнего лепестка нужно отдать, раздать. Еще есть вопрос, который всегда задают – про цветочное платье. Мол, а что же потом с ним происходит? А что потом с музыкой? Это та же музыка, которая прозвучала и навсегда осталась в нашем сердце, в нашем сознании, потому что человек этого уже никогда не забудет, если он увидел, скажем, платье из мимозы. Я уверена, что эффектнее композиции, чем цветочное платье, нет. Это очень красиво, это очередное чудо. Поэтому да, чудеса случаются, бизнес процветает. Наша команда может освоить абсолютно любой бюджет.

В нашей работе очень важно следующее – красота занимает 10%, все остальное – дипломатия, психология, логистика, менеджмент. Что такое цветы? Например, поставь их в банках, не чисти, из бачков доставай, бачки упаковывай в какие-нибудь ткани, вот вам и оформление. Все можно поставить и будет красиво. Вазы, банки расставил, сказал, что это концепт, и все в порядке. Но они должны оказаться вовремя. Это действительно сложнейший механизм, помноженный на человеческий фактор.

Ведь все же звезды, это раз. Кто-то еще что-то захотел, кто-то устал и т. д. Это огромнейший труд. Но мне никогда не хочется этого говорить. Ведь когда мы приходим в Большой театр, мы хотим наблюдать балерину; нас не интересует, что ей 36 лет, она на пенсии, ее ноги никому не нужны. Но зачем? И действительно, я к этому отношусь также, потому что с цветами нельзя ничего терпеть, это можно только любить. Знаете, сколько людей присоединяется к нашей команде? Ой, возьмите нас, ой, пожалуйста.

А когда они видят, какой это труд, говорят – ой, нам это не подходит, нет-нет. Потому что когда я на площадке, я в короне, беру, мету, сдаю, я играющий тренер, я делаю букет, я все. Мы сдаем объекты. Все для фронта, все для победы. Командная работа иногда основополагающая, потому что руки у очень многих флористов хорошие. Мы, приглашая людей, всегда знаем, кого позвать. Я как дирижер, знаю – этот, скажем, мастер миниатюры, этот барабанит и такими мазками делает вот это. А все вместе мы работаем на один проект.

И еще важный момент. Ты можешь быть трижды талантлив, но тебя никто не купил. И у флористов, у всех художников такое бывает. Важно не только быть, ты должен быть еще востребован, продан. Себя продавать очень сложно, но ничего не сделаешь, это нужно. Я пыталась сама. Если кто-то сейчас меня слышит, у кого-то есть свои прекрасные бизнес-идет, пожалуйста, я рассмотрю, мы обязательно будем об этом говорить.

Мир меняется, есть Интернет и прочее. Я еще преподаю, читаю некоторые лекции в плехановском училище, в аспирантуре – luxury-сегмент. То есть студенты после окончании Плеханова могут поступать в аспирантуру, связанную с топовыми брендами. И вот меня часто приглашают, я там читаю лекции, потому что luxury-бренд есть, а цветов-то в данном сегменте никогда не было. Мы вообще первые получили премию Luxury Awards, Luxury Fashion Flower, World Fashion Channel – эти призы мы получили. Потому что я считаю, что цветы – это настоящая роскошь мира. Если вы вошли в отель, который стоит миллиарды миллионов, но если на входе не стоит огромный букет свежих цветов…

Свежих?

Обязательно. Живые цветы – это символ. Этому надо обязательно учиться, обязательно делать. Вы пришли в бутик, в Geor, вы никогда там не увидите искусственных цветов. Это обязательно роскошные вазы с чистой водой. Это энергетика. Если к вам пришли гости, вы же не ставите на стол искусственные яблоки, потому что они красивые. Если у вас есть куча времени, можете сделать искусственные цветы, но потом не удивляйтесь, что у вас бизнес не процветает. Это комплекс, это букет, это подход. Как многогранен бриллиант, так и всеобъемлющ мир цветов. И нет других механизмов. Алгоритм один и тот же – любишь то, что делаешь, взамен любят тебя.

Сейчас многим интересно, как я всего добилась. Да, я могу этим делится, пожалуйста. На такие вопросы я отвечаю – ну, семь нот ведь знают все, это не тайна. И то, что я рассказываю – это те же семь нот. Просто Чайковский-то один. И все. Ремеслу ты можешь научиться, не вопрос. А последующие взаимные разговоры с Богом, со вселенной – это уже следующий уровень. Поэтому, конечно же, я считаю, что это удача. Я это чувствую.

Прагматичненько. Хочу в вашу целевую аудиторию все же залезть, пошурудить там.

Давайте.

Я заглянула в Интернет и желтенькие все говорят о том, что вы любимая цветочная фея российских олигархов. Правда ли говорят желтенькие?

И им тоже хочется красоты. Ну да, приятно, когда открываешь очередной Forbes, и думаешь: «Боже мой, это вот наши любимые клиенты, а эти вот тоже, ой, как здорово». Понимаете, я своих клиентов обожаю – они делают мое творчество возможным. Да, олигархи –люди богатые. Но мне этого недостаточно, мне нужно, чтобы человек был еще и щедрым. Он должен хотеть это, и видеть, и сделать. Клиенты очень разные. Этот список можно и продолжать, и имена называть и т. д. Но специфика нашего бизнеса не любит, когда козыряют именами. Но если кто-то что-то найдет – это будет правдой. Могу сказать, что мы действительно оформляем на самом высочайшем уровне. Мы работаем с декоратором Геннадием Самохиным, который может обеспечить прямую линию президенту. Он делает инаугурацию, а мы оформляли там цветы. То есть самое этакое, что только можно придумать…

…самые титулованные…

Да, это правда. Это моих рук дело, и нам очень приятно, что мы можем этим похвастаться. Совсем недавно был юбилей Вячеслава Фетисова. Ну ведь он легенда! Конечно, нам приятно, что выбрали именно нас, что мы это сделали. Это твое портфолио, и даже не всегда ты смотришь на то, сколько тебе заплатили. Но мое правило такое – все, что вы делаете, делайте с удовольствием. Если вам не заплатили, у вас останутся впечатления. А если вы сделали это без удовольствия, то и впечатлений никаких не будет. Поэтому оставьте себе хотя бы это, все ведь делается шаг за шагом. Когда-то я тоже была счастлива тем, что мне платят хотя бы за материал. Потом еще, еще и еще. Сейчас я совершенно спокойно могу говорить без перехватывания горла о большом бюджете. Вот мы сейчас, скажем, разговариваем с Лос-Анджелесом, они хотят видеть бал цветов, просят меня расписать бюджет, мол, распишите нам.

Я ответила – ну какой еще бюджет? У вас недавно свадьба была, миллион евро, давайте об этом поговорим. Ничего расписывать я не буду, я так не могу, это должно быть мероприятие на сдачу. Для нас это какой-то запредельный бюджет. А для кого-то это величина, которой можно пренебречь, вот и все. Я реально обожаю клиентов. Они твою идею по оформлению свадьбы принимают и оплачивают. Я ведь не делаю того, чего я не хочу. Я им рассказываю, мол, давайте сделаем пионовую свадьбу. И по сей день не переплюнули свадьбу, где было 50 тысяч пионов.

50 тысяч?

Да, и знаете, что сказал жених? «Это удивительно. Я же просто дал деньги. А получил чудо». Я очень хотела сделать пионовое небо на потолке и уговаривала его. Мол, все придут и, как бывает, начнут смотреть по сторонам и вверх – а тут весь потолок из пионов. Он уже с невестой идет, поворачивается и говорит, что просто отдал деньги, а потом добавил: «Пионовое небо за нами». Это же приятно. Тут такой момент – свадьба все равно раз в жизни. Ну два раза. И, как правило, шикарная.

По крайней мере, одна.

Да. И, конечно, эти клиенты к нам на свадьбу не возвращаются, хотя мы всегда шутим, мол, вторая свадьба будет со скидкой и т. д. Золотая свадьба тоже будет со скидкой и т. п. Кто-то капризничает, кто-то нет. Я не зря сказала об этом процентном соотношении в нашем бизнесе, ведь красота не так много занимает – все остальное, повторюсь, дипломатия, психология и т. д. Это то, как ты можешь говорить с этими людьми, угодить им. Это как музыка. Если Вивальди – это хорошо, то это не означает, что рэп плох. Ничего подобного. Кому-то нравится одно, кому-то другие. Я – такой же исполнитель, со своим стилем и почерком. Если это продается, а продается это очень хорошо, почему бы и нет?

Я могу сделать свадьбу и в минималистическом варианте, но зачем? Но лучше пойти тогда к скандинавским флористам, они сделают это от души. Я люблю роскошь. Я бы все сделала в цветах – и полы, и потолки, и небо, и все на свете, хотя все может закончиться просто одним букетом для невесты. Пожалуйста, все рассчитывается, в этом нет тайны. Мы можем это все обговорить. Человек приходит и говорит – у меня есть 10 тысяч. Все, до свидания. А кто-то придет и скажет – я хочу, чтобы было потрясение. На сколько, мол, вы можете это сделать? У нас самый большой бюджет на свадьбу был в размере 350 тыс. евро.

Сколько это по времени работы?

Мы всегда работаем день-ночь-день.

Потому что свежие цветы? Где их столько взять?

Ну, это самое простое – ура Голландии. Когда у нас была пионовая свадьба, мы решили 30 тысяч заказать в Голландии, а 20 тысяч – в Краснодаре. Просто это был сезон, мы подумали, что сможем и сами сэкономить, и поддержать отечественного производителя. А как цветы везли?

Очень легко. Трейлерами, самолетами. Машины-холодильники, все это доставляется. Голландия – очень предсказуемая. Раскрывая пачку пионов из Голландии, было понятно, что все цветы будут одного размера. Открывая пачку из Краснодара, мы всегда сталкивались с сюрпризом – все цветы были разными. Вот есть и такой момент. Но в Голландии ведь это целая индустрия, поэтому если ты хочешь какой-то предсказуемости, то это хорошо. Если у тебя подобные объемы, ты не можешь себе позволить никаких сюрпризов. У нас очень много цветов. Мы недавно делали в Брюсселе цветочную карусель, нас приглашали – туда у нас ушло 58 тысяч цветов.

Сколько человек в вашей команде?

В проектах число людей доходит до 50, но не все из них в нашей команде. У нас в команде топы, у нас есть несколько человек. Моя правая рука – Наталья Жижко, мы с ней, нарушая все законы бизнеса, работаем 15 лет, и мы не пара художник-продюсер. Мы – две творческие единицы, которые делают бизнес 15 лет. Чудо! Miracle! Мы «Тридворнова арт-бюро», это понятно. Я пригласила Наташу, сюда на конкурс «Бал цветов». Я ее увидела. Я не участвую в работе жюри конкурса, но у меня всегда есть мой приз. Жюри совещается, подсчитывает, первое-второе-третье место определяет. Но у меня есть козырный ход. Понравившийся мне флорист уезжает со мной в Монако – это приз от меня лично. Вот я и пригласила Наташу. В это время мне уже нужен был человек в Москве, потому что я ездила туда-сюда и понимала, что я слишком востребована, мне нужен кто-то в этом городе. Хотя бы просто сходить на переговоры и принести наглядную агитацию.

Я предложила Наташе бизнес сразу, это были партнерские отношения 50/50.

Почему вы ее выбрали, как?

Тоже, наверное, душой.

Теперь получается, что да. Я не заполняла анкету…

Не искали партнера?

Скажем так, я его себе приглядывала, но не искала ни через Head Hunder, ни через что-то иное. То есть я не искала его как обычно – когда тебе нужен специалист, ты подаешь запрос, и пошло-поехало.

Собеседования тоже не было?

Нет. Я себе уже поставила задачу – мне нужен вот такой человек. Когда я выбрала Наташу, то сразу предложила 50/50. Мне не нужен был работник, я хотела, чтобы и она руководила. Она ответила, мол, Таня, я столько подняла различных видов бизнеса, что нет проблем. Она создала очень много магазинов, сказала, что ей даже 10% никто не предлагал. Даже 10%! Хотя она участвовала и на старте многих видов бизнеса…

Так и бывает обычно, да?

Да, она сказала, что когда я ей это предложила, это было что-то.

Очень удивилась, наверное?

Да, очень. И по сей день она на вопрос «А вы выиграли этот конкурс?» отвечает «Я выиграла эту жизнь благодаря Тридворновой». Мы до сих пор вместе, две творческие единицы. Для меня важно, чтобы моя команда – это не просто безликие люди, вот «Тридворнова арт-бюро», нет. Я ращу этих людей, мне это нравится.

Надо, чтобы они тоже были титулованными.

Абсолютно. Вот Наташа – она чемпион Европы, и это проект «Тридворнова арт-бюро», потому что, чтобы поехать на конкурс, нужно 10 тыс. евро – это только взнос, который требуется заплатить за участие. А потом ты должен снять дом, отвезти туда помощников, ну все сделать, это огромные деньги. В том году Наташа стала чемпионом России, но был и еще один чемпион. Так вот этот парень не нашел денег на участие, нет спонсора. А мы сами стали своими спонсорами. То есть мы вложили деньги в Наталью Жижко, которые мы зарабатывали в ее продвижении.

Это пошло на пользу всему бизнесу?

Я считаю, что да. Потому что художник не может быть безликим долго. Да, она часть «Тридворнова арт-бюро», но при этом она Наталья Жижко. Она тоже делает мастер-классы, она делает все. Я сделала все, чтобы она стала именем. Я никогда не говорила, что куда-то там ее не пущу. Наоборот, у нас есть проекты типа: Наталья Жижко и чемпионат мира. И точно так же мы высчитываем, думаем, приняли решение о том, что Наталья поедет на чемпионат мира в США. В 2019 г. мы туда поедем. Когда Наташа поехала на чемпионат Европы, я ей сказала: «Сделай в удовольствие», не думай ни о том, что ты получишь или чего не добьешься». А Наташа как раз целеустремленная. Она очень это любит, бесспорно. Чемпионат Европы выиграть невозможно. Это политика, это бизнес – все, что угодно. Россия никогда не выигрывала этот чемпионат, мы всегда были участниками. Даже если бы Наташа тогда попала в первую пятерку, это был бы уже обморок. А она стала чемпионкой Европы.

Первое место?

Первое место. И это пожизненный титул. Он не переходящий. Это навсегда, она внесены в золотые списки. И я, имея за плечами золото Японии, не считаю должным относиться к этому ревностно. Это как мое достижение.

Если вам, будучи творческими людьми, удалось найти такую взаимосвязь между собой, выращивать бизнес, то я верю в чудеса.

Это реальные чудеса, правда. Мы, нарушая все законы бизнеса, 15 лет вместе. Два творческих человека.

Можно зачеркнуть все книжки по бизнесу.

Абсолютно. Потому что как это еще объяснить? Чудеса еще случаются. Даже книга, которую я издала на 4-х языках – «Бал цветов: чудеса еще случаются», это удивительная вещь – как она была издана? Ко мне на «Цветочную симфонию» пришли гости. Им просто купили билеты. Ко мне подошла очарованная этим мероприятием женщина, которая сказала – я думала, что в этой жизни видела все, можно вас как-то отблагодарить, познакомиться с вами, кто вы вообще? А люди ведь просто купили билеты. И они пригласили меня в гости. И я им тогда, как в Японии, рассказывала про книгу с феечками, которую я хочу сделать. Через полтора месяца книга была издана. Женщина оказалось сказочницей, она писала для своей внучки. Муж ее нам все это волшебным образом оплатил. Я не писала бизнес-план, не рассчитывала количество экземпляров – он просто напечатал все. Мы печатали открытки, пакеты, мы сделали роскошную книгу.

Теперь мы ее дарим детским благотворительным фондам, ее продают, собирают на это деньги, я там делала автограф-сессию. Разве это не чудо?

Чудо.

Я не написала ни одного заумного слова – «целевая аудитория»?, «taotlus» и т. д. Мол, мы это напечатаем, это будет столько и столько. У нас есть потрясающая книга, которую теперь даже дети наследного принца Альберта читают, засыпая под цветочные сказки. Официально дворец у меня принял этот дар.

Вы фантастическая. Я уже нахожусь в обмороке. Ответьте, пожалуйста, мне только на один вопрос о бизнесе, и больше я про него вообще не буду спрашивать.

Спросите меня, но я сразу говорю – умничать и раздувать щеки не буду. Я рассказываю, как есть.

Мне очень интересно спросить про цифры, про суммы. Про то, как они повышались. Вспомните советскую юность – покупки по карточкам и все остальное. Вся страна это прошла. И сейчас вы осваиваете колоссальные бюджеты. Лично для вас был какой-то перелом – как воспринимать такие деньги, как называть клиенту такую сумму?

Перелома не было. Как-то я так сложена, что есть некоторая то ли щедрость души, то ли широта. Даже в то время, когда было все плохо, я говорила, что себя можно раскачать в любую сторону. Шишек в лесу сколько угодно – ты можешь пойти и сделать из них шедевр, не спрашивая ничего и не причитая, ой, мол, нет того и этого. В то время тоже были свои удивительные вещи. Электричество по 2 копейки и т. д. Мы же тоже это ничего не считали. Аренды не было. Много было чего, где ты мой проявить свой креатив. Пойти на какую-то базу, например, купить какие-то банки, еще что-то. Я все время что-то из чего-то могла придумать. Пойду, что-то найду, и раз – у меня уже шедевр. Поэтому вот этот момент для меня не был таких болезненным.

То есть эти цифры идут фоном?

Раньше каждый цветок нужно было купить. Сейчас все производители хотят, чтобы мы взяли их цветы. И мы получаем цветы бесплатно – для рекламы. Наша фотография цветочного платья с виллы Ротшильда – у Instagram есть свой Instagram. И ты не можешь им позвонить и сказать «Поставьте фотографию на нашу ленту». Они сами выбирают каким-то волшебным образом, что поставить, чем похвастаться. Вот опять же – чудеса случаются. Нашу фотографию ставят в свою ленту. Не надо говорить о том, что за 10 часов, которые это фото там висело, на нас подписались 100 тыс. человек. Ну это подарок. Мы до сих пор не знаем, что с этим делать. Но неважно.

Спонсоры очень хорошо на это реагируют. Платье, кстати, оказалось полностью из спонсорских цветов. И они теперь всем показывают количество просмотров. Обычно всякие котики набирают миллионы, а цветы – нет, а тут такое… Они делали ростовую куклу с миллионом просмотром. При подписке в 100 тысяч человек просмотров было миллион.

Статистика хорошая.

Да. Нас посмотрели, на нас подписались. Потом какое-то количество отписалось. Но 80 тыс. человек у нас есть. Вот такой ресурс, прекрасно, замечательно. Это как выиграть на Олимпийских играх. Сейчас получилось столько-то просмотров…

Ну, 21 век.

Скажу больше – мы на этом не останавливаемся. Но опять же – это не самоцель, мы шли не за этим.

Вы ведь не шли за лайками.

Конечно, нет. В феврале этого года в Гримальди-форуме мы делаем платье из мимозы. Опять же – я сделала его не ради лайков, я все время хотела сделать платье из мимозы. Это было в феврале, а команда для создания «Цветочной симфонии» набирается всегда в августе. В итоге вышло, что мы делали мероприятие и все совпадает, что сделали платье из мимозы. Не из спонсорской. Просто пошли, купили и сделали. У нас было 3,5 млн просмотров. И я теперь всем говорю – на этом месте могли бы быть вы и ваши цветы. Производители видят цветы только на грядках и в коробках. А когда это платье набрало столько просмотров – и говорить ничего не надо.

Цветов у нас полно. Сейчас на «Бал цветов» нам дали цветов столько, сколько мы захотели. Я говорю: «Вот и денег через некоторое время будет столько же». И цветов, и денег. Каким-то волшебным образом все это происходит. Не считала, не считаю и считать не буду. Придут вот какие-то люди…

У меня девушки становятся сопродюсерами книги, которую мы делаем. Это тоже бизнес, потому что они хотят оказаться здесь, а мне нужно это издавать. Это бизнес-проект – все, что мы расписали, люди с удовольствием покупают. Это ведь биография. Нарядиться в цветочное платье – это ведь такая красота. Проблема только одна – люди не понимают, что волшебство можно купить. Даже вопросом таким не задаются. Как? В этом можно участвовать? Можно приобрести? Это единственная сложность.

Им и в голову не приходит?

Да, не приходит в голову даже спросить, сколько это стоит.

Это такие границы, за которые люди не могут выйти и представить, что это в принципе возможно, так?

Да. И я должна рассказывать о том, что вы, мол, можете стать сопродюсером вот этого проекта, можете здесь оказаться. Да, понятно, что это стоит денег, ну а как по-другому?

21-й век.

Да, ничего не сделаешь. Да, это возможность, но в этом и сложность, потому что когда я прихожу и рассказываю, в том числе и в отделах private-банкингов, это же реальные luxury-мероприятия, самые известные на Лазурном берегу – вот как тут сказать, какая у меня была целеустремленность? Я не ставила себе таких целей.

Как вы его придумали?

Ну как? Сказок начиталась в детстве и придумала. Читала-читала и вдруг увидела: «Маленькая Ида спросила у своего воспитателя – почему в вазе увяли цветы?», а он ей отвечает: «Они не увяли, они устали, потому что ночью танцевали на балу цветов». Я прочитала раз, два – это будучи ребенком – цветы танцуют на балу цветов, это же мечта! Я как представила гиацинты в виде кавалеров, эти платья тюльпановые. Переверни любой цветок – это же платье, это юбка. Все, думаю, вырасту, первым делом побегу на бал цветов.

Все это тогда существовало только в моих фантазиях и у Андерсена в сказках. Формат бала цветов, кстати, тоже не сразу родился. Все это создавалось эмпирическим путем. Ты же не спросишь у Google, «как провести бал цветов» и тебе сразу куча ссылок. А сейчас это реально процветающий бизнес. Он сделан реально, у нас мастер-классы по всему миру, мы сейчас, кстати, летим в Японию с новым проектом. Причем не так, когда я тогда летала. Когда в то время ко мне пришла группа японцев – обожаю эту историю рассказывать – и спросили, кто выполнил призовую работу, им ответили «Вот, Тридворнова». Они быстро говорят между собой, причем ты не понимаешь, о чем они говорят.

Не по-нашему?

Да, хотя они и улыбаются. Думаю, ну все, сейчас медальку-то и отберут. Я ведь не училась флористике, вот и скажут: «Ой, а вы что, не учились нигде, что ли? Почему вы тогда себя в участии заявили, вам золото не положено». Я ответила, как есть – я никогда не улучшаю ситуацию, говорю правду – я не училась, у меня нет такого образования, высшее есть, но другое. Но я, мол, буду учиться, мне это нравится, я это люблю, хочу и т. п. Они снова начинают между собой быстро разговаривать. А где вы, спрашивают, флористике-то учились? Я им снова – да не училась я нигде. Ну что ж теперь, врать-то? Они сказали: «Этого не может быть. Ваша работа создана по специальным точкам, которые гармонизируют пространство».

Видите, как оказалось – я туда поехала, чтобы услышать от них, что у меня врожденное чувство гармонии и красоты. Они и сказали – езжайте и украшайте мир, что я делаю, собственно говоря, и по сей день.

Татьяна, я сейчас благодаря вам начинаю понимать, что для успеха, удачи, вот этих вот, казалось бы, банальных вещей нужно просто любить свою работу.

И все. А все само придет – неизвестно откуда. Ты никогда не узнаешь, откуда что придет.

Я за свои 7 лет в бизнесе иногда думаю – может быть, недостаточно просто любить работу? Но потом почему-то продолжаю ее любить. Сейчас я начинаю думать, что и у меня полно чудес. И, видимо, многие из них еще впереди.

Конечно. Абсолютно, я точно уверена. Особенно после нашего разговора…

Теперь вы как фея мне тоже нафеячили.

Да, это правда. Потому что если человек не верит, ничего не будет. У чудес нет времени на убеждения, у них столько работы – они должны явиться тем людям, которые их ждут. Надо верить обязательно. Конечно, понятно, что это огромный труд – это и вы, и наши слушатели понимают. Хотя все это красиво выглядит, но это тяжкая работа. Но еще важнее – не говорить об этих трудностях, само собой. Конечно, порой не хочется рано вставать, бывает грустно или еще что-нибудь. Цветы для меня – это все. Вот умирать буду, но я пойду, сделаю бутоньерку, приду с ней в гости – нельзя приходить без цветов. И когда утром я пью чашку кофе, обязательно делаю себе маленький букетик. Иду в гости – то же самое. Каждая встреча, каждое дарение цветов должны быть событиями.

Конечно, мы можем очень долго обо всем этом говорить. Если есть конкретные вопросы, я всегда могу на них ответить. Но, казалось бы, все, безысходная ситуация – такое бывает очень часто. На огромные деньги в последнюю минуту решается реальное чудо, вот что-то открывается, хотя, казалось бы, все безнадежно. Мои проекты, та же «Симфония цветов» — у нее бюджет 350 тыс. евро. Я начинаю его – у меня ноль. Да, есть свои какие-то деньги, но на сегодняшний день нет ни одного подтверждения спонсоров, ничего такого. Пойдут спонсоры или нет? Я так сделала «Бал цветов» здесь. Люди говорили «Да», затем в последнюю минуту куда-то исчезали. Я никогда не говорила: «Если вы не дадите денег, я не буду делать» или что-то в таком духе. Я приходила и говорила: «Хотите вместе со мной? Тогда пойдемте». Потому что это красивое мероприятие, куда я тоже всех зову, приглашаю. Вдруг кому-то надо сделать пиар, какое-то продвижение.

Мы собираем 5000 зрителей – вот вам и целевая аудитория, люди, которые на это хорошо настроены. Они в этот момент в хорошем настроении, вливайте им в сознание, что требуется. Я об этом могу поговорить серьезно, у нас есть партнерские пакеты, все это расписано. Но без чудес это не работает. Вот ты отправишь всем материалы, все почитают, отложат и продолжат свои дела. А стоит мне туда прийти, рассказать, и все завертится.

Конечно, надо и харизму прикладывать.

А как иначе? Будешь долдонить – ля-ля-ля – ну кому это интересно? И мне тоже. Ко мне тоже куча людей приходит. К нам все время приходит с какими-то идеями, и я тоже прихожу с идеями к кому-то и знаю, как люди реагируют (как и я).

 

{{comments.length}} {{word_form(comments.length, ['комментарий','комментария','комментариев'])}}
Только авторизированные пользователи могут оставлять комментарии.
Самые интересные интервью
ПОДПИШИТЕСЬ
НА НАШИ
НОВОСТИ

Только о самом важном. Без спама.

Связаться с нами
Авторизация
Восстановить пароль
Письмо с инструкциями для восстановления отправлено
Если не пришло, попробуйте еще раз!
Пароль успешно изменен!
Теперь вы можете войти под своим логином и паролем!
Спасибо за вашу подписку!
У нас много интересных новостей для вас!
Зарегистрируйтейсь или войдите!
Для подписки необходимо зарегистрироваться и войти!
Регистрация
Отправить
Прикрепить фотографию
Отправить
Спасибо за регистрацию!
Теперь вы можете войти
Вы уже подписаны!
Вам уже доступны все курсы и вебинары. Также вы можете просмотреть других участниц!
Курс уже куплен!
Вам уже доступен данный курс.
Купить курс
Купить билет на событие
Спасибо за оплату!
Предъявите билет, который отправлен вам по почте, при входе
Спасибо за оплату!
Теперь вам доступен данный курс
Перезагрузить страницу
Курс не оплачен!
Произошла ошибка или вы отказались от оплаты. Попробуйте еще раз!
Перезагрузить страницу
Оплатить членство
Оплатить членство (99 €)
heart heart,love,passion,like,amor,enchanted,favor,attractive,emotion,shiny cc-by 4gpx6x
Спасибо за подписку!
Теперь вам доступны все курсы и вебинары. Также вы можете просмотреть других участниц!
Перезагрузить страницу
Подписка не оплачена!
Произошла ошибка или вы отказались от оплаты. Попробуйте еще раз!
Перезагрузить страницу
Данные успешно изменены!
Перезагрузить страницу