Тиина Яантсон
Woomen`s business
Womenaround
Тиина Яантсон

Тиина Яантсон больше 25 лет занимается красотой!
Вся ее работа связана с красивыми и талантливыми девушками. Но так ли просто вести бизнес, который попадает в самый пик зависти и конкуренции?
Мы поговорили с Тииной о начале ее карьеры и бизнеса, а также и о предательстве со стороны близких людей.
И Тиина говорит очень мудрые вещи о женщине в бизнесе.


Давайте знакомиться!

Тина, добрый день. Очень рада приветствовать вас в студии. И мой первый традиционный вопрос – расскажите, пожалуйста, вашу историю.

Моя история, думаю, началась все-таки после школы. Потому что с детства я все время хотела на сцену. Я танцевала, пела, рисовала. Но после школы я пошла учиться гостиничному хозяйству. Там меня посылали на практику в гостиницу. Оказалось, что там работала одна манекенщица из дома моделей. Она про меня что-то рассказала руководству, а потом заявила мне: «Нам очень нужна модель-блондинка»,, таких у нас нет. Давай, мол, приходи. А я всю жизнь была спортсменкой. Я объясняю, что ну какая модель, нет-нет, ни в коем случае.

Прошло несколько недель, потом она мне позвонила и говорит – слушай, у меня к тебе одно дело, зайди ко мне на работу в дом моделей, мне очень нужно с тобой поговорить. Ну, я и пришла. Там как раз был художественный совет или что-то в этом роде. Присутствовали модельеры, художники, они смотрели новые модели, выясняли, что должны были сделать фабрики и т. д. И вдруг, когда я пришла, эта женщина сразу сказала: «Ой, это как раз та девушка, про которую я вам говорила». Потом главный модельер согласилась и попросила меня одеть одно из платьев, пройтись туда-сюда по сцене. Они на меня все посмотрели и сказали – очень хорошо, через полтора месяца будут большие показы и ты уже будешь нашей моделью. Так я и попала на работу в дом моделей. В общей сложности в Таллиннском доме моделей я проработала 9 лет. Но это была самая-самая фантастическая работа – беззаботная, все красиво, и даже могу сказать, что в это время и денег больше всего было заработано, поскольку и рекламы надо было делать много. Ведь весь Союз тогда заказывал рекламу в ТаллиннРекламФильм. Нас там работало шесть профессиональных манекенщиц. А я была бригадирша в Таллиннском доме моделей – причем должность официально именно так и называлась. Мы ездили за границу, у нас было много показов – это было действительно счастливое время.

Тина, вы когда-нибудь мечтали сами стать моделью?

Никогда. У меня даже и в мыслях такого не было перед тем, когда я туда попала.

Это ведь прямо-таки фантастика – миллионы девочек мечтают стать моделями, а вам вот так совершенно случайно сказали: «Пройдись» и сразу взяли на целых 9 лет.

Ну да. Конечно, когда я стала постарше, стала понимать, что эта красивая работа не может быть до конца жизни – нужно что-то делать, надо что-либо иное придумать. Когда мы были на крупных мировых ярмарках, где представляли павильон СССР, показывали наши моду, то, видя других манекенщиц, замечали, что у них, видимо, было более конкретное обучение – какие-то курсы или что-то в этом роде. Эта мысль постоянно крутилась у меня в голове. Я даже как-то во сне видела, что создаю собственную школу манекенщиц. Когда об этой идее я рассказала нескольким людям, они все ответили, что замысел супер, мне нужно действительно это сделать. Тогда я подумала, что, быть может, школа манекенщиц – это слишком однобоко. Сначала я сделала школу моделей и эстетики. То есть ввела туда все предметы, которые на тот момент в школах попросту не преподавали. И добавила все то, что было интересно мне самой. Нашла специальных людей, которые преподавали поведение, актерское мастерство, макияж, прически, даже создание икебан. То есть это много вещей, которые каждой женщине пригодятся до конца жизни.

Даже если она не будет манекенщицей?

Да. Потому что не из каждой ведь может вырасти манекенщица. А эти знания всем всегда пригодятся. Когда я создала свою школу, сделала рекламу, нашла всех учителей, то в первый год у нас был такой конкурс, что на одно место приходилось 20-25 человек. В основном, это девушки, хотя и юноши были. В итоге у нас за первый год было около 1000 учеников. Школа действительно выросла большой и была единственным подобным заведением такого типа, она была первой. Ко мне приезжали люди из Москвы, из Питера – посмотреть, поучиться, может, чтобы у себя потом что-то такое сделать. Сейчас у меня идет 28-й сезон. Конечно, девушки выпускаются не тысячами. После первого открытия, кстати, через пару лет и другие стали открывать подобные учреждения. Взяли мою идею, стали создавать и свои школы эстетики. И мне нужно было что-то придумывать новое, быть все время на шаг вперед. В какой-то момент я добавила в обучение профессиональные танцевальные тренировки. В итоге наши танцоры были самые крутые, прямо-таки мини-звезды. Они участвовали в мировых конкурсах, завоевывали всевозможные призы – даже в Голливуде. Но опять же – после этого выросло число танцевальных студий.

Но все-таки сейчас мы, в основном, остались с танцами, но есть какая-то маленькая часть и модельного обучения. Конечно, после первого года школы Sixteen’а я начала с конкурсов красоты. Первый был «Мисс модель», а потом уже добавились «Миссис Эстония». В прошлом году, кстати, было 25-летие этого конкурса. И до сих пор я его провожу каждый год. Уже потом появился конкурс «Королева красоты Эстонии», где участвуют девушки помладше. Сначала это были «Мини-мисс», «Мини-мистер»,  все они были, да. Но в какой-то момент я остановилась на «Мисс» и «Миссис». И до сих пор каждый год я провожу конкурс «Королева красоты Эстонии» и «Миссис Эстония».

Тина, вы 9 лет проработали, скажем так, в полях. Вы узнавали профессию, как и что происходит – а потом вы сразу открыли успешную школу. Этот переход – от модели к женщине-предпринимателю – вам легко дался?

У меня тогда еще было огромное количество энергии, я сумела сделать все, хотя у меня уже взрослый старший сын. Все-таки я не помню, чтобы это было очень тяжело. Конечно, мои рабочие дни не были до 17:00 и ни минутой позже. Но часто либо мой отец, либо моя сестра забирали ребенка из садика, да и я сама брала его на работу. В принципе, он у меня и вырос среди красивых женщин. Красивые одежды особенно любит старший сын.

Еще бы! Как вы совмещали семью и работу? Ребенок у вас появился, когда вы еще были моделью?

Да. Мне исполнилось 24 года, когда родился первый сын. Потом, конечно, когда я встретилась позже со своим мужем (мне было 33 года), родился уже младший. Школу я открыла где-то в 29 лет, а перед этим пару лет я все это уже прокручивала и думала об этом.

Вы с ребенком на руках решили открывать школу? У вас были партнёры? Кто-то помогал вам?

Я же набирала свою команду. Много очень интересных людей, которые были в этот момент – по всем предметам, по которым я хотела, чтобы преподавали в моей школе. Это были самые хорошие специалисты. Конечно, из них получилась буквально вторая семья. Мы все работали над тем, чтобы наша школа стала самой крутой.

Как вы продавали вашу школу? Мне кажется, молодежи это вообще тяжело представить, ведь тогда речь об Интернет даже не шла. И рекламу надо было нести руками, ногами, писать…

Газеты, телевидение, радио. Даже после первого года обучения сразу начинали интересоваться журналисты. Все-таки реклама и без Интернет очень быстро пошла.

А сейчас вы как рекламируетесь?

По большей части это разные соревнования. Дети видят, кто и как выступает, какие стили. Например, мой младший сын – один из самых известных танцоров в Эстонии. Между прочим, он единственный эстонец, который участвовал в телеконкурсе Украины «Танцуют все». На его выступления приходят те, кто его знает очень хорошо, кто хочет стать его учениками.

Он сейчас работает вместе с вами?

Можно сказать, что танцами мы начали заниматься из-за него. Он на сцену встал в 4 года, оттуда уже и не вылез, там и остался.

Дети продолжали с вами работать – и первый, и второй?

Первый – он больше спортсмен, баскетболистом был. Сейчас он очень крупный бизнесмен в этой же области. Он организует большие фестивали, концерты иностранных звезд в Эстонии.

Скажите, для вас это был этакий соревновательный этап – такая скорость развития школы, отправка учеников и тренеров на разные соревнования, получение медалей? Это специфика бизнеса или надо было, чтобы у вас были самые лучшие ученики?

Конечно, мы хотели быть самыми лучшими, для этого все и делали. Когда мы везде стали демонстрировать, насколько мы преуспели, нас ох как многие захотели уничтожить, чего только не придумывали. Пробовали Бог знает что – уничтожить и школу, и мою репутацию, я все это прошла (особенно отличились журналисты). Но я начинала с нуля три раза.

Расскажите, пожалуйста, подробнее – что значит «уничтожить»? Одно дело, когда конкуренты что-то воруют, копируют. Тогда клиент выбирает, пойдет ли он туда или сюда. Это обидно, но в Таллине, например, это на каждом углу. С точки зрения уничтожения – что конкретно они делали?

Например, было такое. Случилось несчастье, у меня умер муж, когда младшему сыну было 3 годика. Люди, с которыми я работали, которые были моими помощниками (одна женщина и один мужчина) – за моей спиной украли мою школу. Говорили родителям моих учеников, что из меня уже ничего не выходит, что я уже вообще ничего не буду делать, а мы сделали новую школу, давайте все теперь идите ко мне. Все это случилось летом, в тот период я была не в силах думать вообще ни о чем. Но за моей спиной они даже мои помещения использовали. И арендодателю моему заявили, что я банкрот, от меня ничего ждать не придется. Они все-таки в конце августа захотели, чтобы на своем имени школа Sixteen’а я сделала им рекламу, а они набирали множество новых учеников. В середине сентября все обстояло так, что меня оставалось вроде как только выгнать, а в моих же помещениях они с моими учениками стали бы развивать свою школу.

Пока вы переживали горе, когда вам надо было как-то внутренне собраться, ваши помощники, которые с вами работали…

…да, да, которые говорили, что они часть моей семьи….

…что вы лучше всех, хвалили вас, мол, какая вы замечательная…

…да, да… После этого у меня осталось 20-30 учеников. Я нашла новое помещение и стала с ними заниматься с самого начала. Пришлось все делать заново. Как раз тогда мы стали делать больший упор на танцы. Мол, пускай у тех людей остается школа эстетики, а мне захотелось развивать новое направление. Кстати, те люди обанкротились уже через два года и свою школу закрыли.

Это безусловно, потому что ворованные продукты долго не живут. Я просто понимаю, насколько это обидно и несправедливо, особенно тогда, когда человек не может ответить. Такие моменты бывают и у женщин. Хотелось ли вам наказать их, отобрать школу обратно?

Ну а что там забирать… Те ученики, которые были со мной раньше – они раньше и ушли. Я родителям сказала честно, что мы начинаем заново с нуля. Они мне доверились.

А те, кто пошли к конкурентам?

Через два года они остались без результатов.

Они пришли к обратно?

Не думаю.

А если бы пришли, вы бы их взяли?

Если бы они сказали, мол, да, были неправы, извини…

…если бы признали свою ошибку.

Да, тогда да.

Я тут с вами совершенно солидарна. Есть люди, которые предают, а есть те, которые идут за предателями. Это значит, что у них общие ценности. Итак, вы начали все сначала. Сколько прошло времени, чтобы снова все поднять?

Несколько лет. Моему сыну было 7-8 лет, когда у нас уже была сильная танцевальная группа – это были действительно маленькие звезды танца. У нас были даже танцевальные театры, было несколько сильных шоу-программ, там были спектакли. И сейчас очень известны. Но мои дети там все сделали еще 20 лет назад, у нас всегда была целая программа. Потом, конечно, было множество шикарных танцевальных путешествий по всему миру, разных спектаклей. Мои дети участвовали в международных конкурсах, часто приезжали с большими наградами. Конечно, далеко не всем, кто здесь держал танцевальные заведения, это нравилось. И тогда меня пытались уничтожить второй раз – это была журналистка из Eesti Express. У нас в городе менялся бразильский консул и текущий решил отметить свой последний вечер. Они узнали, что у нас очень хорошая программа, что мы ездим по всему миру – не можем ли мы прийти к ним и выступить? Тогда у меня выступали девочки в возрасте с 10 до 16 лет. Мы там показали бразильские, мексиканские, эстонские, русские танцы.

Присутствовали разные журналисты, в том числе и одна женщина из Eesti Express. Потом она написала большую статью о том, что я организовала шоу для педофилов – мол, когда дети танцевали, у них были видны трусики, а на них взрослые смотрели старики жадными глазами – вот так человек написал об этом. Конечно, мы эту газету заставили извиниться – извинения занимали 2х3 см текста…

…а сама статья была огромная?

Да. Но это с их стороны все же было сильным обвинением. Никто даже не стал интересоваться детальнее, что да как там было. И вышло так, будто мои дети танцуют неприличные танцы. А что такое латиноамериканские танцы? Это они крутятся, вертятся…

Да там и костюмы специфические.

Конечно. Для бальных танцев – свои костюмы, для латиноамериканских – свои.

А как насчет фигурного катания?

Вот именно. Или балета. Тогда в первом ряду, когда танцуют маленькие лебеди, вообще одни педофилы должны сидеть. Я не понимаю, о чем эта журналистка думала – но ее злость была направлена именно на меня. Она там напилась, а я попросила ее удалиться оттуда, поскольку она стала мешать представлению – еле стояла на ногах. Я попросила администратора удалить ее, видимо, она это запомнила.

Выходит, это личная месть?

Да, личная месть именно мне. После этого, конечно, многие из моих звезд тоже убежали – их родители и многие другие, которые ничего не знали, стали пугаться – мол, ой, у тебя же ребенок туда ходит, неизвестно, чем там занимаются…

То есть это стереотип, который часто вешают на модельные агентства, танцевальные коллективы…

Да. Причем у нас все было очень красиво. Сейчас я хожу по многим танцевальным конкурсам – те же школьные танцы, например. Там самые молоденькие группы выглядят куда более раздетыми, чем мои дети были тогда.

Время поменялось, мода стала более свободной. Если посмотреть, в чем ходят 15-летние, то…

Да-да.

Причем они и в школу в этом ходят.

Кстати дети, которые тогда танцевали латиноамериканские танцы – это были группы в 15-16 лет, а не 10!

Видимо, личная месть все же сыграла свое дело, и вам пришлось строить опять все сначала.

Да, я опять стала выстраивать все сначала.

А вам не хотелось оставить эту специфику и заняться чем-то другим?

Это близкое мне, но все же хобби, поэтому платить с его помощью по счетам невозможно. Однако я такой человек, что всегда привыкла соблюдать свои обязательства – если я что-то на себя возьму, это обязательно придется сделать. Конечно, в один момент была мысль о том, что 25 лет отработаю и тогда, может быть, и хватит. Но я все-таки пошла дальше. И сейчас никто мне ничего не может приказать. Когда я после повседневной работы иду к детям, смотрю на их тренировки, вижу, как они развиваются, как из маленькой девочки вырастает настоящий лебедь – это дает эмоционально столько позитива, что я оттуда получаю в плане эмоций намного больше, чем кто-то иной, работающий в той же сфере лишь из-за денег.

Правильно ли я понимаю, что сейчас это не бизнес?

Это не бизнес.

Больше благотворительность? То есть вам еще приходится приплачивать?

Когда я организую конкурсы красоты, то да.

Вы сами их финансируете?

Да.

А где вы добываете деньги?

Я работаю в другом месте.

Чем вы занимаетесь с 8 утра до 5 вечера?

Я специалист по красоте, работаю в клинике, даю консультации, поясняю, что и как нужно делать, почему именно такие процедуры, выявляю проблемы, объясняю, что помогает. Могу и сама какие-то процедуры делать. Это тоже связно с миром красоты. Из-за этой работы я могу спокойно оплачивать свои счета. А школа танцев и конкурсы – если там в итоге после того, как отдам деньги тренерам, за аренду, за то, за се, все выйдет в ноль, я буду очень счастлива.

Расскажите, пожалуйста, про конкурс. У вас их несколько?

Ну да. Самый главный сейчас – «Королева красоты Эстонии». В нем участвуют все, кто сумел завоевать титул категории «Мисс Эстония» и «Миссис Эстония». Также я выступаю как национальный директор от Эстонии для многих мировых конкурсов. Это значит, что за все эти годы у меня сложились партнерские обязательства – каждый год посылать представителя Эстонии на мировые конкурсы. Поэтому и организую их.

Скажите, а государство вам помогает?

Да вы что??? Государство считает, что это мое личное хобби.

А разве это не важно? Ведь вы приехали на мировой конкурс и представляете красоту своей страны на международном уровне.

В прошлом году, например, моя представительница выиграла конкурс Missis WorldWide. Конечно, об этом везде писали, однако мне никто за это спасибо не сказал, конечно же.

Расскажите подробнее, что происходит за кулисами конкурса? Во-первых, сразу такой субъективный вопрос – мне такие конкурсы никогда не светили (я по росту не подхожу), но они справедливые, честные?

Мировые, вы имеете в виду?

Вообще все.

Я могу говорить только за себя. У меня всегда огромное жюри, которому я поясняю, по каким критериям нужно выбирать. И мы практически каждой девушке найдем титул, то, что подойдет именно ей. Но в мировых конкурсах есть уже свои критерии. Например, я ведь не могу посылать девушку на модельный конкурс, если ее рост, скажем, 165 см. Но и для нее могут быть свои конкурсы, например, Miss Petite, где как раз такой рост будет идеальным. Поэтому многие работают на этом поприще годами…

Это как волонтерская деятельность?

Да, да. Они уже знают, по каким критериям нужно выбирать. В принципе, только если набирается для участниц равные суммы баллов, только тогда я могу вмешаться и высказать свое мнение. В основном, все же всегда оценки очень справедливые. Конечно, в мировых конкурсах никогда непонятно, как места могут и будут распределяться.

Но иногда действительно дают?

…дают. Редко, когда Эстония выигрывает. Потому что это маленькая страна, мы столь малы, что от нас почти ничего не зависит, участвуем ли мы там или нет. А вот Россия, Украина, Бразилия, Украина, Америка – это ведь более весомые страны. Если, например, выиграла, представительница России, реклама этого конкурса сразу идет. Очень часто играет роль и политика, и остальное…

Прямо маркетинг какой-то получается.

Ну да. А когда проходят какие-то «левые» конкурсы – я с ними вообще стараюсь не связываться – там, конечно, иногда бывает, что влияют на девушек и члены жюри, обещают места, случается и такое. Но я все же работаю с такими конкурсами, в которых уверена – где все проходит на очень высоком и профессиональном уровне, где выигрывает действительно лучший.

Кто платит за участие в конкурсе? Например, чтобы представить девушку от Эстонии, кто кому должен заплатить? Если приходят на мой конкурс, я за участие денег никогда не беру. Это значит, что, когда девушка едет куда-то участвовать в конкурсе, она сама будет оплачивать свои билеты. Там на месте-то для нее все бесплатно – питание, проживание, транспорт, это всегда выполняется. Очень много конкурсов, где за участие берут большие деньги – одну, две, пять тысяч евро и выше. Есть конкурсы, с которыми я работаю – а со многими у нас отношения много лет – поэтому от кандидата из Эстонии они ничего не возьмут. Они уверены, что девушки полностью и грамотно оформлены, у них есть все документы, никогда никаких проблем с моими конкурсантками не было. А когда появятся новые директора, у них уже за участие что-то брать будут. В основном, девушки платят сами за участие.

Знакомые дизайнеры мод часто одалживают нам эффектные платья, чтобы девушкам их не покупать. Это все же бешеные деньги, наряд ведь придется показать в финале один раз – и зачем ей потом это платье? Но зато это маленькая реклама тем же дизайнерам, мол, их платье было на мировом конкурсе.

Среди девушек есть конкуренция?

Среди девушек???

Ну есть же стереотипы разные… Например, подсыпать в туфли стекла, еще что-то.

Бывает, конечно. Но с моими девушками ничего плохого никто не делал. На международных конкурсах случается, что, например, латиноамериканские страны объединяются против иных государств, как-то пакостят, но это кого как с детства воспитывали.

Ну тут прогнозировать мы уже не можем, кого как в детстве воспитывали.

Но в Эстонии конкуренция не столько между девушками. Например, у меня появился весьма неприятный конкурент. Все знают, что «Миссис Эстония» — это мой конкурс. Но вдруг для русскоязычного населения появился новый конкурс, его делает женщина из Эстонии же. Я сначала ей очень деликатно писала, что это мой конкурс, я не разрешаю использовать название моего конкурса. Но ее это совершенно не волнует, что она хочет, то и делает. Я таким образом провоевала с ней три года. При этом она дала понять, что будет действовать, как ей вздумается, на мое мнение ей откровенно плевать. Конечно, я тоже была виновата, я не зарегистрировала свой товарный знак сразу – ну вроде как зачем, я же столько лет делаю конкурс. Но теперь, конечно же, я зарегистрировала его.

Если она еще хоть раз попробует затеять подобный конкурс, я подам в суд, потому что это уже будет откровенным нахальством. Я сначала даже не верила своим глазам, когда первый раз увидела, что она является организатором «Миссис Эстонии».

То есть точно такой же конкурс?

Да. С точно таким же именем?

А зачем?

А спросите у нее, я не знаю, зачем. Потому что у меня самые крупные конкурсы мировые. Но она получила, например, приглашение из Болгарии. Конечно, тот конкурс был с очень звучным именем. Были еще и русские конкурсы, другие какие-то. Поскольку она не смогла придумать для конкурса новое имя, которое позволило бы ей туда посылать своих девушек, она просто взяла нахально мое.

То есть она знала, что в стране есть ваш конкурс?

Конечно. Он ведь уже 25 лет существует. Когда-то она и сама участвовала в моем конкурсе «Мисс бикини». Там она ничего не завоевала, но после этого стала сама себя рекламировать, мол, она супермодель. В какой-то момент она стала организовывать детские конкурсы – «Маленькая красавица Эстонии» и еще что-то там. С ней было связано очень много скандалов. Но в какой-то ей и этого показалось мало, и она стала делать конкурсы с участием взрослых женщин.

Скажите, когда происходят такие откровенные нахальства, вы переживаете?

Конечно, как и любой человек. У меня в голове просто не укладывается – как такие люди еще ходят по земле? Оказывается, чем хуже для других, тем лучше им живется.

Действительно есть категории людей, которые не считают нужным производить что-то свое. Они пользуются другим. Скажите, а ей удалось воспользоваться вашим именем, названием? Удалось ей заработать?

Конечно. Она брала бешеные деньги за участие с каждого конкурсанта, в том числе, когда их куда-то посылала. Она живет этим – получить деньги от участниц, это ее заработок.

С точки зрения бизнеса хочется немного поговорить о ценностях. Если вы видите, что человек фактически на вашей идее зарабатывает деньги, приходило ли вам в голову, что и вы на этом могли бы зарабатывать?

Может, я бы и могла брать деньги за участие. А что это мне даст? Лучше пускай у меня будут такие конкурсанты, которые заслуживают этого. А вот что будет, если в этот момент придут деньги. Например, человек хочет прийти на конкурс – но ее возьмут не за то, что она такая красивая или хорошая, а за то, что она заплатит, скажем, 100 евро. Мне это не нужно.

Скажем, если меня в бесплатный конкурс не возьмут, потому что я параметрами не подхожу, я могу пойти и все равно получить какой-то титул. Но я ведь буду знать, что он просто куплен.

Каждая девушка все равно про себя всегда думает, что она королева мира. Поэтому им это в голову не придет все равно.

Но себя они оправдывают совершенно точно. Говорит ли это о ценностях? Я вот что имею в виду. С точки зрения ведения женщиной бизнеса, понятно, что есть разные люди и ценности. Но все чаще я встречаю женщин, которые ведут бизнес ради справедливости, ради того, чтобы другим было хорошо, ради красоты, эстетики, чтобы что-то создавать, а не просто зарабатывать деньги. И всегда есть кто-то другой, кто просто на этой идее зарабатывает. Как вы считаете – с точки зрения добро в итоге побеждает зло? Прорастает какая-то польза? Может быть, в конечном итоге ваши усилия увенчаются какими-то успехами? Может быть, какими-то титулами? Миллионами?

В тот момент, когда мы уйдем из этого мира, мы не возьмем ни денег, ни наград, ничего. Мы возьмем только духовный багаж. Намного важнее то, чтобы я прожила жизнь так, чтобы быть очень довольной тем, что я сделала.

Не украла, не навредила…

Вот точно.

…чувствовала себя честно и спокойно. Вот тут я согласна.

Для того, чтобы этим заниматься, я и хожу на другую работу, зарабатываю там. А конкурсы и танцевальная, модельная школа – это мое очень дорогое хобби.

Давайте проанонсируем ваше дорогое хобби. Мне кажется, что среди наших слушательниц обязательно найдется кто-то, у кого есть мечта – прийти и выступить на конкурсе красоты. Может быть, кто-то даже подойдет по росту. Как происходит отбор? Заявки могут подавать все?

Абсолютно все. Первый отбор ведется по фотографиям, по резюме – они должны о себе что-то немножко написать, что их интересует, кто они. А уже потом идут встречи, выбор, кого в какую категорию определить. Конечно, нет разницы между ростом в 160 или 180, ведь для каждого в итоге есть и мировой конкурс, куда и можно стремиться дальше. Каждая и здесь получает титул, специально для нее. Я жду всех. Но самое главное, чтобы человек и сам хотел показать себя. Переступить через себя, доказать, что я это смогла сделать, а не просто прийти: «Ах, я тут королева мира, вы меня выбирайте». Для этого придется немножко потрудиться, сделать это не как соревнование, а праздник для себя.

Что предстоит делать на конкурсе?

Как ходить, что и как делать, мы покажем и научим. Если конкурс для девушек, мы хотим там увидеть их умения и таланты – кто-то поет, танцует, рисует, кто что. Если это конкурс для женщин, нам важно знать, какая она мама, бизнес-леди, домохозяйка. Мы делаем соревнования в разных областях, но все это надо воспринимать не как серьезное состязание, а больше как праздник.

Сколько обычно женщин и девушек участвует в каждой номинации?

В идеале хотелось бы, чтобы в каждой категории осталось по 10-12 человек.

После отбора?

Да.

Я просто прицениваюсь, сколько надо будет обойти конкуренток и красотою, и умом. Скажите, а куда идти? Где регистрироваться?

Сначала можно выслать данные по Facebook для Tiina Jantson. Через Facebook сейчас наверняка будет лучше всего. Я сразу отвечу, вышлю анкету, даю контакт, куда высылать свои фотографии. Сейчас как раз правильное время, потому что в июле у нас будет конкурс, к которому вот сейчас, в мае месяце мы начинаем готовиться.

И для девушек, и для женщин? Одновременно два конкурса?

Я думаю, что в этом году они пройдут одновременно, будет одна большая королева красоты Эстонии.

Наверное, это будет глобальный праздник?

Да, глобальный. В прошлом году мы сделали конкурс  вместе с Татьяной Тридворновой – у нее своя часть, у меня своя часть. В этом году точно еще не скажу, когда, но уже все в процессе.

Тина, вы так все интересно рассказываете, что мне прямо захотелось…

…поучаствовать?

Поучаствовать.

Пожалуйста! Сейчас я готовлю девушек на мировые конкурсы. Как раз на следующей неделе уедет участница на международный конкурс Miss Supertalent Of The World. Туда поедет Екатерина Печенкина, она уже выиграла один мировой конкурс в прошлом году – Miss Tourism International Black Sea, а вот сейчас поедет в Сеул, в Южную Корею. В июне на Missis Worldwide поедет Виктория Бортман, она в прошлом году выиграла «Миссис Эстонию». Но скоро эти мировые конкурсы будут идти подряд, так что нужно к этому готовиться.

Но перспектива захватывающая, да? Если девушка хочет пойти по стезе красивых конкурсов, на что она может рассчитывать?

Да, да, да. Но, конечно, меня довольно часто приглашают участвовать в жюри международного масштаба – конкурсов таланты или красоты. Когда я туда езжу, я всегда стараюсь с собой брать ту девушку, которую, быть может, нужно больше поддерживать, кто самостоятельно еще не хочет ехать. А когда они уже по несколько конкурсов прошли, тогда я спокойненько их посылаю одних. И никаких проблем.

Тина, расскажите, пожалуйста, о чем вы мечтаете для себя?

Хороший вопрос.

Это, наверное, самый затруднительный вопрос для тех, кто столько делает для людей. Когда вы все время нацелены отдавать, то, спрашивая такого человека: «А для себя что?», он теряется. Вот если подумать – чего бы вам хотелось лично для себя?

Самое главное – чувствовать, что я со своими сыновьями. Чтобы у нас сохранились хорошие отношения на всю жизнь, чтобы я для них и они для меня оставались самыми главными людьми. Это ведь моя семья, скажем так. Родственники… их очень мало кого осталось. Я просто хочу чувствовать, что кому-то очень нужна.

Я просто для себя хотела подчеркнуть вот этот момент – спустя 28 лет бизнеса вы мыслями возвращаетесь в семью. Это очень такая женская стратегия. Она меня греет вот в каком плане – я уверена, что женщина может строить десятилетиями карьеру, бизнес, но при этом она никогда не потеряет семью, потому что это ее тыл, это дает ей силы строить то, что она строит.

Да, правильно. Конечно, у меня уже есть двое внуков. Один живет в Америке, другой здесь, хотя он еще маленький. Еще я мечтаю, чтобы младший сын мне подарил внучку, потому что вокруг меня только мужчины – даже коты дома.

Вы всю жизнь занимаетесь в сфере красоты, воспитываете девчонок, выводите в свет красавиц, а у вас одни мужчины. У вас сыновья, внуки…

Да.

Ни одной девчонки?

Нет. Даже у моей сестры трое сыновей, ну нет девчонок у нас.

Тина, в завершение нашей беседы я желаю вам лапочку-внучку.

Ой, как хорошо! Когда-то и она будет.

 

Спасибо вам большое.

Вам тоже. Было очень интересно.

 

{{comments.length}} {{word_form(comments.length, ['комментарий','комментария','комментариев'])}}
Только авторизированные пользователи могут оставлять комментарии.
Самые интересные интервью
ПОДПИШИТЕСЬ
НА НАШИ
НОВОСТИ

Только о самом важном. Без спама.

Связаться с нами
Авторизация
Восстановить пароль
Письмо с инструкциями для восстановления отправлено
Если не пришло, попробуйте еще раз!
Пароль успешно изменен!
Теперь вы можете войти под своим логином и паролем!
Спасибо за вашу подписку!
У нас много интересных новостей для вас!
Зарегистрируйтейсь или войдите!
Для подписки необходимо зарегистрироваться и войти!
Регистрация
Отправить
Прикрепить фотографию
Отправить
Спасибо за регистрацию!
Теперь вы можете войти
Вы уже подписаны!
Вам уже доступны все курсы и вебинары. Также вы можете просмотреть других участниц!
Курс уже куплен!
Вам уже доступен данный курс.
Купить курс
Купить билет на событие
Спасибо за оплату!
Предъявите билет, который отправлен вам по почте, при входе
Спасибо за оплату!
Теперь вам доступен данный курс
Перезагрузить страницу
Курс не оплачен!
Произошла ошибка или вы отказались от оплаты. Попробуйте еще раз!
Перезагрузить страницу
Оплатить членство
Оплатить членство (99 €)
heart heart,love,passion,like,amor,enchanted,favor,attractive,emotion,shiny cc-by 4gpx6x
Спасибо за подписку!
Теперь вам доступны все курсы и вебинары. Также вы можете просмотреть других участниц!
Перезагрузить страницу
Подписка не оплачена!
Произошла ошибка или вы отказались от оплаты. Попробуйте еще раз!
Перезагрузить страницу
Данные успешно изменены!
Перезагрузить страницу